Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Если человеку не удается побороть отупение сердца при молитве, нужно избрать особое время для того, чтобы стараться осознать свое ничтожество и продумывать всю свою жизнь.

Но есть еще нечто, с чем средние должны бороться в своей душе. Иногда и даже часто бывает у них отупение сердца, когда оно становится как камень, и человек никоим образом не может его раскрыть для «служения сердцем», то есть молитвы. И иногда средний не может также бороться с дурным влечением, освящать себя в дозволенном, из-за отягощенности сердца.

В книге «Зогар» приводится следующий совет главы йешивы Ган Эдена: «Бревно, в котором не занимается огонь, нужно разбить в щепки… тело, в котором не загорается свет души, нужно растоптать и т. д.»[1]. Выражение «[не загорается] свет души» означает, что свет души и разум не светит настолько, чтобы торжествовать над вещественностью тела. И хотя средний понимает и размышляет разумом своим о величии Всевышнего, это не схвачено и не усвоено его разумом так, чтобы он смог торжествовать над вещественностью сердца, и это происходит из-за природы этой вещественности и грубости, коренящейся в грубости «клипы», которая возносит себя над светом святости Б-жественной души и заслоняет и затемняет ее свет. И

потому нужно растоптать ее и унизить, [низведя] до праха, а именно — предназначить определенное время для того, чтобы смирять себя, считать себя стоящим низко, как написано: «Сердце сокрушенное, дух разбитый»[2]. Слова эти относятся к стороне «ситра ахра», а она — сам человек у средних[3], так как витальная душа, оживляющая тело, сохраняет всю свою природную силу в его сердце, а значит, она — сам человек. О Б-жественной же душе, которая в нем, сказано: «Душа, которую Ты поместил во мне, чиста»[4]. Сказано: «которую Ты поместил во мне» — из этого следует, что чистая душа не есть сам человек, исключение составляют лишь праведники, у них, наоборот, чистая душа, то есть Б-жественная душа, есть сам человек, а тело их называется плотью человеческой. И так говорил старец Гилель своим ученикам — когда шел есть, он говорил, что идет сделать милость униженной бедной твари, и это его тело, ибо оно было для него как бы чужим. Потому он и сказал, что кормя его, он делает ему милость, ибо сам он — одна только Б-жественная душа, только она оживляет его тело и плоть, так как зло, которое было в витальной душе, облеченной в кровь и плоть, у праведников полностью обращается в добро и включается в сферу святости Б-жественной души.

Но так как суть и сущность витальной животной души у среднего, которая черпает жизненную силу от. стороны «ситра ахра» и облечена в кровь и плоть его, не обратилась в добро, она сама — его человеческая сущность. И потому он отдален от Всевышнего совершенным отдалением, ведь сила жажды в его животной душе способна также возжелать запрещенных вещей, которые против желания Его, благословенного, хотя она и не жаждет привести это в исполнение на самом деле, да сохранит Всевышний, и только запрещенное не отвратно ему поистине, как праведникам, как говорилось выше (гл. 12). И этим он хуже, и омерзительнее, и отвратнее, чем нечистые животные, насекомые и гады, как говорилось выше[5] и как сказано: «А я червь, а не человек и т. д.»[6].

(А также и когда Б-жественная душа в нем усиливается, дабы пробудить любовь ко Всевышнему во время молитвы, это не вполне истинная [любовь], так как она проходит и исчезает после молитвы, как говорилось выше, в конце гл. 13.)

А тем более когда человек вспоминает о нечистоте души, [порожденной] грехами молодости, и об ущербе, который он нанес в верхних мирах, а там ущерб этот выше времени, так, как будто он нанес ущерб и стал нечистым сегодня, да сохранит Всевышний, на самом деле. И хотя он уже совершил надлежащее покаяние, покаяние в основном — в сердце, а в сердце много категорий и ступеней, и все они зависят от того, что собой представляет человек, зависит и от времени и места, как это известно сведущим. И потому теперь, в это время, когда он видит в самом себе, что в нем не загорается свет души, он заключает, что сегодня покаяние его не принято и грехи его отделяют или же [свыше] хотят поднять его на более высокую ступень покаяния, которое было бы совершено еще более из глубины сердца. И потому сказал Давид: «И грех мой всегда предо мною»[7].

Также и тот, кто чист от тяжких грехов молодости, пусть расположит себя к исполнению сказанного в священной книге «Зогар» и станет «умельцем самоотчета», то есть человеком, умеющим отчитываться в душе своей за все мысли, и разговоры, и поступки, которые минули и прошли со дня его появления на свет и до сего дня, — все ли они были связаны со стороной Кдуша или со стороной нечистоты, да сохранит Всевышний, а именно — все мысли, и разговоры, и действия, совершенные не ради Всевышнего, не по желанию Его и не ради служения Ему, ибо таков смысл выражения «ситра ахра», как говорилось выше (гл. 6). И известно, что, когда человек мыслит святыми мыслями, в течение всего этого времени он является колесницей чертогов стороны Кдуша[8], от которой эти мысли получают влияние. И наоборот, в то время, [когда он мыслит не о святом], он становится нечистой колесницей для чертогов нечистоты, от которых получают влияние дурные мысли. И точно так же и в отношении речи и действия.

Пусть сознает также, что большинство его снов суть лишь «пустота и крушение духа»[9], ибо душа его не поднимается кверху[10]. И как сказано: «Кто поднимется на гору Всевышнего? Тот, у кого руки чисты и т. д.»[11]. И «происходящее со стороны зла приходит к человеку, пристает к нему и сообщает в снах его пустое… и часто над ним насмехается, и показывает ему ложное, и мучает его во снах и т. д.», как сказано в книге «Зогар», глава «Ваикра» (стр. 25а,б) — смотри там подробное объяснение.

И чем больше человек уделит внимания всему этому, размышляя и продумывая написанное в книгах, чтобы сердце его стало «сокрушенным» в нем и чтобы «низкий» стал ему «отвратным», как написано[12], совершенным отвращением, [так, что] и жизнь станет ему совершенно отвратительна, тем «больше он почувствует отвращения и презрения по отношению к стороне “ситра ахра” и унизит ее до праха, низведя ее [с вершин] самовозвеличивания, и грубости духа, и вознесения, каким она себя возносит над светом святости Б-жественной души, дабы притемнить ее свет. А также пусть поднимет голос на нее громко и гневно, дабы ее унизить, как сказали наши мудрецы[13]: “Пусть человек всегда старается возбуждать гнев доброго влечения против дурного, как сказано: “Сердитесь [и не грешите] и т. д.”[14]”. И это значит, [что человек должен] сердиться на животную душу, которая и есть его дурное влечение, громко и гневно в мысли своей говоря ему: “Ты зло и злодей поганый, и отвратный, и подлый и т. п.” — подобно всем тем словам, какими его справедливо называли наши мудрецы, благословенной памяти: “Доколе ты будешь заслонять мне свет Эйн Софа, благословен Он, наполняющего все миры, существующего одновременно в прошлом, настоящем и будущем, также и в этом месте, где я нахожусь, — точно так же, как и до сотворения мира[15], был свет Эйн Софа, благословен Он, совершенно без всяких изменений, как сказано: “Я, Гавайе, не изменяюсь”[16]. Ибо Он выше времени и т. п., ты же негодяй и т. п., ты отрицаешь очевидную истину, что все перед Ним как бы совершенно не существует, а это истина почти ощутимая”. И тем самым он достигнет того, что взор Б-жественной души его прояснится видением единственности света Эйн Софа, и это будет зримое видение, а не только нечто услышанное и понятное, как о том говорится в другом месте: что в этом — основа всего служения.

И это объясняется тем, что на самом деле сторона “ситра ахра” совершенно не субстанциональна. По той же причине она сравнивается с тьмой, которая совершенно не субстанциональна, и она сама собой отступает при появлении света. Точно так же и “ситра ахра”: хотя есть в ней много жизненной силы для оживления всех нечистых животных и душ народов мира, а также и животной души евреев, как уже говорилось[17], — все же вся жизненная сила, что в ней, происходит не от нее, да сохранит Всевышний от подобного предположения, а от стороны Кдуша, как уже говорилось. Поэтому она совершенно ничто перед стороной Кдуша, как тьма — перед вещественным светом. И только по отношению к Б-жественной душе человека дал ей Всевышний право и возможность возвышаться для того, чтобы человек побуждал себя пересиливать ее, унижать ее через скромность и смирение своего духа и отвращение к низкому, а пробуждение снизу вызывает пробуждение сверху, чтобы исполнить написанное: “Оттуда тебя низведу, слово Всевышнего”[18], то есть лишить ее власти и мощи и отнять у нее ту силу и то право, какие ей дал Всевышний, чтобы она возвышала себя по отношению к свету святости Б-жественной души, и тогда она сама собой уничтожится и отступит, как тьма от вещественного света.

И, как мы видим, это прямо сказано в Торе о посланных разведать Страну Израиля. Сначала они сказали: “Ибо он сильнее нас [мимену] и т. д.”[19]. И следует читать не “нас”, а “Его”[20], [так же, как мимену]. Они не поверили в силу Всевышнего. А позднее сказали: “Вот мы готовы взойти и т. д.”[21]. Откуда снова появилась у них вера в силу Всевышнего? Ведь Моше Рабейну, мир ему, не показал им за это время никакого знамения или чуда. Он только сказал им, как сильно гневается на них Всевышний, и поклялся, что не приведет их в Страну Израиля. Как могло это на них повлиять, если они не верили, что Всевышний может, да сохранит Он от подобного сомнения, покорить тридцать одного короля[22], и оттого не хотели войти в Страну Израиля?

И несомненно, что, так как сами евреи — верующие и потомки верующих, и только “ситра ахра”, облеченная в их теле, возносит себя над светом святости их Б-жественной души в грубодушии своем и самовозвеличивании и наглости беспричинной и неразумной, потому, как только Всевышний разгневался на посланцев Моше и поднял голос громко и гневно: “Доколе этой злой общине… в пустыне сей их трупы падут… Я, Всевышний, изрек: непременно .сделаю так всей этой злой общине и т. д.”[23], сердце их покорилось и сокрушилось в них, услышав эти суровые слова, как сказано: “скорбел народ весьма”[24]. И [тогда] “ситра ахра” сама собой потеряла свою власть, и гордость, и грубость духа. А сами евреи — верующие.

Из этого следует, что каждый, у кого появляются в мысли сомнения в вере, может сделать вывод, что [все] это только пустые слова стороны “ситра ахра”, возносящейся над его душой, а сами евреи — верующие и т. д. И у самой стороны “ситра ахра” также нет совершенно сомнений в вере, ей только дано право пугать человека ложными, обманными словами, да»бы увеличивать его вознаграждение, подобно блуднице, соблазняющей королевского сына ложью и обманом с позволения короля, как говорится в священной книге «Зогар».

К главе двадцать девятой

[1] Зогар, часть 3, стр. 168а.

[2] Тегилим, 51:19.

[3] «Я» среднего — его животная душа, поскольку у него она в полной силе, он только не дает ей возможности действенно проявиться, то есть довести до совершения зла мыслью, речью или действием. У праведника же, как далее объясняется, сущностью его, его «я», является его Б-жественная душа.

[4] Утренние благословения; Брахот, 606. .

[5] Гл. 24.

[6] Тегилим, 22:7.

[7] Тегилим, 51:5.

[8] Разных ее ступеней.

[9] Когелет, 1:14.

[10] И оттого, что душа его нечиста, сны его пусты, ложны, а часто и мучительны.

[11] Тегилим, 24:3,4.

[12] Тегилим, 15:4.

[13] Брахот, 50.

[14] Тегилим, 4:5.

[15] Существование мира реально лишь по отношению к самим сотворенным. Но по отношению к Б-гу с сотворением мира не произошло никаких изменений. До сотворения и после него Б-г остается единственно существующим, ибо лишь Он — само Существование, ни от чего не зависящее и не нуждающееся в причине.

[16] Малахи, 3:6.

[17] См. выше, гл. 6.

[18] Овадья, 1:4.

[19] Бемидбар, 13:31. «Он» — народ, живущий в стране обетованной, которую евреям предстояло завоевать. Таков буквальный смысл. Другой смысл этого слова объясняется автором.

[20] Арахин, 15а.

[21] Бемидбар, 14:40.

[22] См. Йегошуа, гл. 12.

[23] Бемидбар, 14:27—35.

[24] Бемидбар, 14:39.


Дарование Торы стало ключевым событием не только еврейской, но и общемировой истории? Письменная Тора была переведена на древнегреческий и другие языки, а законы Торы и принципы иудаизма легли в основу мировых религий — христианства и ислама. Как результат, все человечество приняло новые ценности: Единобожие, добросердечие и взаимопомощь, запрет посягательства на чужую жизнь и имущество, неделя с выходным днем, запрет разврата и т.д. Читать дальше

Рассказы мудрецов о Даровании Торы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Почему Тора была дана в пустыне? Почему Тора не была дана Израилю сразу после Исхода из Египта? Почему Тора была дарована на горе Синай?

Недельная глава Итро

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Центральная глава рассказывает о даровании Торы на горе Синай. Ради этого и произошел выход из Египта.

Бахайская религия, сикхизм, ислам, христианство и иудаизм

Лоренс Келеман

Мы публикуем отрывок из книги Лоренса Келемана «Возможность получить» (Permission to Receive).

Машиах и геула

Акива Татц,
из цикла «Жить вдохновенно»

Главная особенность мессианского откровения состоит в том, что оно остается скрытым до того момента, пока реально не произойдет. Его невозможно предсказать; никакие мистические изыскания не помогут узнать, когда оно наступит.

Моше на горе Синай

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Период пребывания Моше на горе Синай был разбит на десятидневные отрезки. В каждый из них лидер еврейского народа обучался различным наукам, знание которых было необходимо для получения Торы.

Почему Моше провел 40 дней на горе Синай?

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Мудрецы сравнивают Моше с человеческим зародышем, который не ест и не пьет 40 дней. Этот период требуется для возникновения нового существа. В случае с Моше рабейну — для постижения Б-жественной Торы.

Устная Тора

Рав Мордехай Нойгершл,
из цикла «Путешествие к вершине горы Синай»

Почему нужно повиноваться словам Мудрецов – ведь какими бы мудрецами и праведниками они ни были, они всего лишь люди?

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»