Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из книги

Несмотря на то, что наш учитель возложил на меня бремя общественных обязанностей, он не хотел утруждать меня сверх меры, как это видно из нижеследующей истории, о которой мне рассказала сестра нашего учителя, рабанит Каневски, мир ей.

Как рассказывается далее (в седьмой главе), наш учитель предпринял при моем участии различные шаги для того, чтобы добиться амнистии для двух братьев, которые были обвинены в непредумышленном убийстве. Сестра его, рабанит (Каневски), видела, что это отнимает у него много времени: мать этих братьев то и дело заходила к нему, чтобы выяснить, как продвигается дело, и он всякий раз говорил ей: «я спрошу у того, кто занимается этим делом, а ты приходи завтра за ответом». Он никоим образом не хотел открыть ей, кто же тот человек, который занимается этим. Рабанит спросила его: «Почему ты должен быть посредником? Пошли ее к тому, кто этим занимается, и он будет извещать ее о положении дел!»

Но наш учитель ответил ей, что ему нельзя поступать подобным образом. Ведь женщина эта, — мать, озабоченная судьбой своих сыновей, — причиняет очень много беспокойства. «Я, — объяснил он сестре, — обязан терпеть из-за нее, но у меня нет права причинять беспокойство и неприятности раву Шломо Лоренцу из-за этого дела…»

История эта должна открыть глаза каждому человеку. Хазон Иш, величайший мудрец Торы своего поколения, пожилой и физически слабый, не хочет беспокоить и утруждать молодого человека в расцвете сил, хотя я сам от всего сердца был бы рад снять с него эту заботу! Он взвалил на себя такое бремя, делая все, что было нужно, лишь бы только не причинять мне трудов и забот!

Нечто подобное рассказал мне большой мудрец Торы, р. Ш. Ф. Штейнберг, — о том, как наш учитель однажды вызвал его и попросил передать мне один документ, имеющий отношение к борьбе против закона о «национальной службе». Поскольку дело это было сложным, р. Файвл предложил вызвать меня домой к нашему учителю, чтобы он передал мне все из первых рук.

Но тот не согласился с этим и сказал: «Я не могу утруждать его просьбой прийти еще раз, поскольку он уже был у меня сегодня».

Известно, до какой степени наш учитель отдавал себя, в самом прямом смысле слова, борьбе против «национальной службы», и мне ясно, что напряжение и душевные переживания, связанные с этой борьбой, ускорили его уход из жизни. Однако он воздерживался от того, чтобы возлагать дело, связанное с упомянутым документом, на меня, когда обдумывал его и видел, что оно загрузит меня чересчур.


Тора предъявляет высокие требования как каждому судье персонально, так и к судебной системе в целом. В данном материале кратко изложены функции еврейского раввинского суда — бейт дина. Читать дальше

Справедливое общество

Рав Арье Кармель

Заповеди, определяющие построение основ справедливости в обществе.

Врата Воздаяния. Причина страданий в этом мире

Раби Моше бен Нахман РАМБАН,
из цикла ««Врата воздаяния»»

Если на человека обрушиваются страдания, пусть проверит свои поступки. Проверил и не нашёл за собой греха, — значит он недостаточно изучает Тору. Но если он проверил и убедился, что не пренебрегал Торой, пусть знает, что это страдания, вызванные любовью к нему Творца...

Тора и бизнес. Споры

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Причина деловых споров заключается во взаимном непонимании. Лучше всего решать конфликты путем мирного диалога. Если решение не было найдено, обратитесь в религиозный суд.

Даат тфила 2. Значения слова тфила. Значение первое: молитва — суд

Рав Эуд Авицедек,
из цикла «Даат тфила»

Смысл акта молитвы — предстать перед Царем, как объясняет Рамбам: «Каков внутренний настрой молящегося? Он должен освободить свое сердце от всех мыслей и представить себе, как будто он стоит перед Б-гом»

Рассказы из жизни еврейских мудрецов 7. Настоящий судья

Мирьям Климовская,
из цикла «Рассказы из жизни еврейских мудрецов»

Когда Закона недостаточно

Рав Берл Вайн

В еврейском Законе существует понятие — «выход за пределы буквы закона». Что это означает и как применяется на практике?..

Рабство «по-еврейски»

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Известно, что тюрьма — «кузница кадров преступного мира». В ней не оставляют свою воровскую специальность, а усовершенствуют ее, приобретая «смежные профессии». Вышедший на свободу после заключения почти наверняка продолжит свои занятия. В его руках нет никакого полезного ремесла, но ему надо найти пропитание себе и своей семье. Поэтому скорее всего он снова пойдет воровать. Да и все время пока он сидел в тюрьме, чем питались его дети? Чем провинились маленькие дети, если общество наказывает их безотцовщиной? Понятно, что неслучайно Тора ни словом не упоминает тюрьму как средство борьбы с преступностью в еврейской среде.

Когда деньги выплачиваются одному из партнеров

Рав Цви Шпиц

Талмуд сообщает нам, что предварительное условие, позволяющее партнеру оставить себе спасенные деньги, состоит в том, что он заранее сказал, что намерен действовать от собственного имени