Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История еврейского народа

Второй Храм уже стоял в Иерусалиме во всем своем великолепии, но духовные ценности еврейского народа были преданы забвению, и община начала терять свою сплоченность и организованность. На смену первому поколению переселенцев из Вавилона пришло новое поколение, лишенное вождей, указывавших евреям путь, по которому следовало идти, и живущее без Торы и ее заповедей. Многие не могли противостоять языческим влияниям и перенимали обычаи Моава и Аммона, идумеев и самаритян. Нередко евреи брали в жены дочерей иноземцев, которые приносили в семью обряды идолопоклонников, учили этому детей.

Избавление пришло из Вавилона, где в те времена жил Эзра бен Серайя а-коэн, посвятивший всю жизнь изучению и разъяснению Торы. Он учился у Баруха бен Нерья, ученика пророка Ирмияу. Эзра понимал трагичность положения в Эрец Исраэль, но не хотел покидать своего престарелого учителя. Однако сразу же после его смерти Эзра решил переселиться на родину. Персидский царь Ахашверош II, который был очень благосклонен к еврейскому ученому и называл его «знатоком Б-жественной Торы, полученной с Небес», позволил ему отправиться в далекий путь, взяв с собой всех, кто пожелает его сопровождать. Царь разрешил Эзре собрать среди вавилонских евреев пожертвования на Иерусалимский Храм. Дорога в Израиль была долгой и трудной, чреватой многими опасностями, но Эзра не попросил царя дать ему в сопровождение воинов и конников, сказав: «Рука Б-га нашего надо всеми, обратившимися к нему, на благо им, а мощь Его и гнев Его — надо всеми, кто оставляет его». (Эзра 8:22)

Вместе с Эзрой в долгий путь отправились тысяча пятьсот человек, в том числе женщины и дети. После четырехмесячного утомительного пути в начале месяца ава 458 года до н.э. караван прибыл в Иерусалим. Эзра тут же принялся обучать народ Торе, заметив, что большинство жителей Эрец Исраэль плохо понимают законы Всевышнего. Он терпеливо вразумлял людей, и многие, глубоко взволнованные словами Эзры, решали оставить языческий образ жизни, разлагавший их души. Тогда Эзра пошел на трудный и решительный шаг. Он потребовал, чтобы мужчины, взявшие иноземных жен, расторгли свои браки и отослали чужеземок обратно в их родные края. Это была суровая мера, но Эзра чувствовал, что лишь так Иудея сможет избавиться от идолопоклонства.

До начала месяца нисана все нееврейские жены были отосланы в их родные края. Но прошло какое-то время, и изгнанные жены понемногу стали возвращаться обратно. Вернулись жены нескольких министров и коэнов, которые, поддавшись давлению многочисленного собрания, приняли суровое решение, а потом пожалели о нем.

Тем временем, взаимоотношения с соседними народами, которые чувствовали себя оскорбленными, получив назад женщин, бывших замужем за евреями, начали ухудшаться. Иерусалим тогда не был окружен крепостной стеной, и враги могли беспрепятственно проникать в город и нападать на его граждан.

Помощь снова пришла из Вавилона. Через тринадцать лет после возвращения Эзры в Иерусалим у него появился влиятельный сторонник — Нехемия бен Хахлия. Узнав о тяжелом положении в Эрец Исраэлъ, Нехемия прибыл в Иерусалим, чтобы отстроить город и окружить его крепостной стеной.

Два великих вождя, Эзра и Нехемия, объединились, чтобы укрепить город. Под их руководством евреи с энтузиазмом взялись за восстановление городских стен Иерусалима. Все понимали, что только мощная крепостная стена может защитить от набегов враждебных соседей. Своих сподвижников Нехемия разделил на две группы: одна занималась строительством, а вторая, вооруженная мечами, охраняла их. Если строители видели, что к стене приближались враги, они трубили в шофар, и тогда защитники сбегались к ним на помощь.

Нехемия и его друзья не знали ни сна, ни отдыха до самого конца строительства — ночью они охраняли город, а днем возводили стены и укрепления. Строительство было завершено за пятьдесят два дня. Город превратился в мощную крепость. Охрану городских ворот Нехемия поручил преданным ему людям.

Теперь, когда евреи были в безопасности, Эзра и Нехемия смогли приступить к духовному возрождению своего народа, обучая его Торе. В канун Рош А-шана, когда весь народ собрался в Иерусалиме, два этих мудреца объясняли собравшимся законы Торы. Услышав слова Творца и Его заповеди, которые они не выполняли, евреи раскаялись, а после осенних праздников, 24-го тишрея, поклялись исполнять заповеди Торы и подписались под этой клятвой. Они обещали не родниться с окружающими народностями, соблюдать святость субботы, не засевать поля в седьмой год (год шмиты) и не угнетать бедных.

Эзра и Нехемия навели также порядок в самом Храме. Снова стали действовать правила отделения десятины от урожая и других приношений в пользу коэнов и левитов. Нехемия и Эзра установили порядок еженедельного чтения Торы. С тех пор и поныне Тору читают не только в субботу, но и в понедельник и четверг. Была возрождена устная традиция — неписаный кодекс, состоящий из толкований законов письменной Торы, передававшихся старейшинами, пророками и писцами из уст в уста со времен Моше и Иешуа. И после Эзры устная традиция продолжала передаваться от поколения к поколению. С течением времени она обрастала новыми толкованиями, так как каждое поколение интерпретировало Тору применительно к своему времени и своим проблемам. Этот процесс достиг вершины, когда спустя столетия эти новые толкования были записаны в специальные сборники: Мишну и Талмуд.

Вслед за восстановлением общины во времена Эзры и Нехемии наступил период мира и спокойствия в Иудее. Города и села были заново отстроены, земля обрабатывалась и приносила плоды. Во многих городах появились молитвенные дома. В этих домах народ обучали Торе, объясняли, как правильно соблюдать законы праздников. Здесь люди собирались, чтобы отмечать субботу и особые даты, проводили различные встречи и обсуждали общие проблемы. Здесь же проходили заседания суда и праздновались свадьбы. Постепенно эти дома приобрели особый статус и стали называться бейт-кнесетами или синагогами. С течением лет, и особенно после разрушения Второго храма, синагога стала сердцем каждой еврейской общины, местом, где путник получал приют, а неимущий — посильную помощь.

из журнала «Мир Торы», Москва


Светится лицо человека, который всегда радостен, от него исходит свет, здорово тело его, и старость не приходит к нему быстро, как сказано: «Радостное сердце освещает мир». Читать дальше