Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Истоки»

Недавно прошел праздник Дарования Торы. Мы снова приняли на себя обязательство соблюдать ее законы, снова присоединились ­каждый на своем уровне — к народу, который воскликнул у горы Синай: «Сделаем и выслушаем».

Когда читался недельный раздел Насо, днем, мы опять раскрыли первую главу трактата Авот, чтобы прочесть известные слова: «Моше получил Тору на Синае». Вся глубина понятия «Тора» заключена в этих словах — «на Синае». Поэтому стоит еще раз вернуться к ним, чтобы вооружившись комментариями наших мудрецов, осознать их смысл.

Старый вопрос: почему цепочка, по которой передавалась традиция («Моше получил Тору на Синае и передал ее Йеошуа…»), приведена не там, где ей надлежит быть приведенной — в начале всего сборника Мишны, а упомянута здесь, в трактате Авот, который занят улучшением человеческих качеств и полон нравственных сентенций? Обычно отвечают, что Тора — единое и полное учение, объемлющее всю человеческую жизнь. Не только запрещающие и разрешающие законы представлены в ней, но и вся нравственность, все поведенческие нормы, — все, что зовется этикой. А поэтому важно знать, что и этика тоже — с Синая.

Но давайте обратим внимание на два актуальных для наших дней обстоятельства, которые можно прямо вычитать из первых слов трактата. В них по сути утверждается принцип вечности Торы, против которого постоянно выступают ее хулители. Тот же вопрос задает учитель нашего поколения, покойный раби Моше Файнштейн: почему Тора получена не где-нибудь в другом месте, — в Эрец Исраэль, например, как следовало ожидать, — а именно в пустыне? Факт явно не случайный, он позволяет отклонить как несостоятельные все возражения против Торы, согласно которым она безнадежно устарела, отстав от современности, и отражает, в лучшем случае, вчерашний день, — что-то из эпохи позднего средневековья, если не говорить о более варварских пластах истории. (Так, по крайней мере, утверждают, атеисты, реформисты и пр.) Мы, поколение атома, персональных компьютеров и кабельного ти-ви, заслуживаем, дескать, доктрины, более адекватной пульсу времени. Не может быть, говорят наши критики, чтобы Тора, полученная тысячелетия назад, и сегодня претендовала на роль учителя человечества, которое, заметьте, топчется отнюдь не на горных синайских тропинках, а давно вышло в открытый космос.

Вот об этом неправильном взгляде и предупреждает нас мишна: «Моше получил Тору на Синае». Именно на Синае! Если бы не Синай, мы бы не построили свою жизнь по Торе. Не жизнь человеческая меняется от эпохи к эпохе, а человеческие страсти. Торе не надо поспевать за ними и приспосабливаться, они все в ней указаны. Говорить о том, что жизнь обновляется с каждым годом, обзаводясь деталями, не виданными в прошлом, а следовательно, меняется в корне, — значит обнаруживать тщеславие и то, что в старом русском языке именовалось гордыней. Только неистребимое чувство неполноценности заставляет людей верить в то, что они живут в исключительное время. В любом времени нет ничего исключительного, есть исключение из времени.

Если бы Тора была дарована народу, когда он пришел в Эрец Исраэль, когда он обзавелся своими государственными и национальными институтами, то она несомненно вросла бы в эту структуру и, окаменев, утратила бы универсальность. Но в том-то и дело, что дана она в пустыне, где пребывание человека эфемерно и временно. Тора не связана никакой связью ни с государственностью, ни со сложившимися обычаями, ни даже с попытками человека просто выжить. Поэтому она вечна. Ибо находится над бытием. А раз так, то отпадает нужда из раза в раз приспосабливать ее к насущным нуждам.

Откуда берется описанное заблуждение? От мнения, разделяемого многими, что все диктуется технологическим прогрессом. Но и задолго до века пара, атома и компьютерных игр те же возражения о неумении

Торы меняться и приспосабливаться уже раздавались из уст тех, кто таким образом скрывал свою рабскую зависимость от собственных страстей, похотей и привязанностей. Если Тора не идет в ногу со временем, то скажите, в какую ногу с каким временем? Когда ненависти больше, чем любви? Когда игра важнее добрых дел? Когда мелкость душ прикрывается величием дел?

Тора занята совсем другим. Она ведет человека по духовной дороге, которая все та же, независимо от того какой способ передвижения принят в данном веке — на лошади, ракете или просто пешком. Она помогает преодолеть ненависть, внедрившуюся в сердце. Пробудить в себе силы, способные к прощению и милости. Удалиться от гнета страстей. Приблизиться к святости… Список можно продолжить: с развитием цивилизации число задач такого типа только увеличивается.

«Моше получил Тору на Синае» — прежде чем народ вошел в Эрец Исраэль. Только тогда и смог войти, когда имел Тору. Иначе получил бы то, что требовалось на тот момент. Момент мог измениться, и тогда евреи, не дай Б-г, остались бы без Торы.


Недельные главы Торы, которые начинают читать в эти дни, полностью связаны с постройкой Мишкана — переносного Храма, о котором написана эта статья. Мишкан служил местом сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия, которое не оставляло сынов Израиля во время их сорокалетних странствий по пустыне. Читать дальше