Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Слушай, Израиль! Вы выходите ныне на сражение с врагами вашими, — обращался коэн к евреям перед боем. — Да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не трепещите пред ними».

— Я не могу больше терпеть Алекса в моем классе! — воскликнул учитель и положил на стол книгу Торы, на которой было написано матерное слово по-английски. Эти книги были выданы ученикам Синай Академи в качестве учебников.

— Это написал Алекс? — спросил я.

— Он отрицает, но кто же это мог сделать?

— По закону Торы каждый человек считается праведным до тех пор, пока не доказана его вина.

— Надпись на книге Торы сделана рукой Алекса, это его почерк!

Что же делать? — напряженно думал я. Как директор школы я обязан поддерживать учителей, но в еще большей степени я должен защищать учеников. Конечно, подозрения учителя — это не доказательство вины. Но я также знал, как тяжело учителю с Алексом…

В июне 1990 года я принял одиннадцатилетнего Алекса в летний лагерь. Более четырехсот детей выезжали ежедневно в парк, но лишь один из них обладал столь неуемной энергией, что постоянно попадал в неприятные истории. К сожалению, в конце концов пришлось попросить родителей не посылать его больше в лагерь. Каково же было мое изумление, когда в начале сентября Алекс пришел с отцом и дедушкой поступать в Синай Академи.

— Алекс был единственным ребенком, которого пришлось исключить из лагеря. Как же я могу принять его в школу? — сказал я…

— Когда немцы подходили к Киеву, мне было шестнадцать лет, — обратился ко мне дедушка Миша. — Меня и несколько сот моих ровесников перевозили на двух баржах через Днепр. Начался налет немецкой авиации, на моих глазах в другую баржу попала бомба. Я чудом спасся. Вскоре меня взяли в армию. После освобождения Киева я вернулся домой и узнал, что все мои родные лежат в Бабьем Яру. После войны я женился и воспитал своего сына евреем.

Я чудом спасся от рук фашистов, мой сын вырос евреем, несмотря на политику государственного антисемитизма в СССР. Прошу вас, помогите мне в Америке вырастить внука евреем!

Я принял Алекса в седьмой класс. Первые два года у него был прекрасный педагог рабби Дов Каган. В 1993 году Алекс перешел в девятый класс к новому учителю, который не нашел к нему подхода. Тогда и произошла эта история с надписью на книге Торы.

Как защитить Алекса, не унижая учителя?..

Позвонив в полицейский участок, я сказал, что ищу частного детектива.

— Я не могу сравнивать почерк Алекса с надписью на Торе, — объяснил сыщик, придя в школу. — Верните Алекса только на минуту в класс. Я предложу тем, кто захочет принять участие в тестировании, написать несколько слов.

— Но если мы вернем Алекса в класс только для экспертизы, то он будет публично унижен, — возразил я. — Публичное унижение приравнивается Торой к убийству и запрещено даже под страхом смерти.

Я извинился перед Алексом и попросил преподавателя принять его в класс. Детектив провел экспертизу и к всеобщей радости заключил: нет оснований предполагать, что кто-то из ребят этого класса сделал надпись на Торе. Я не искал других виновных, потому что задача школы воспитывать, а не наказывать.

А что если бы детектив заключил, что это был Алекс или другой юноша? Я все равно бы не исключил другого ученика. В соответствии с еврейской традицией, ученика можно исключить лишь тогда, когда он подвергает физической или духовной опасности других детей. Конечно, нельзя проявлять милосердие к одному, проявляя жестокость ко многим. Однако в каждой конкретной ситуации необходимо определять границы допустимого.

Алекс благополучно окончил школу и служит в ВМФ США. Все эти годы бабушка и дедушка Алекса приходили на уроки Торы (дедушка по праздникам пел еврейские песни. Пусть он будет здоров и поет их еще долгие годы).

А сегодня я получил по электронной почте фото Алекса с главнокомандующим 7-го Флота адмиралом Робертом Вилардом. В своем послании Алекс пишет:

«Шалом!!!

Спасибо всем раввинам и учителям Синай Академи за то, что вы помогли мне остаться евреем.

Ваш ученик

Авраам»

В чем урок этой истории?

В ценности терпения и веры в людей?

В том, что свершились мечты и молитвы дедушки?

В том, что тот, кого защитили, сегодня защищает всех нас?

Или, может быть, урок в том, что цель не оправдывает средства?

Почему сказано в Торе дважды «К справедливости, к справедливости стремись» (Дварим 16:20)? Чтобы научить нас, что к справедливости нужно стремиться лишь справедливыми методами!

«Слушай, Израиль! Вы выходите ныне на сражение с врагами вашими, — обращался коэн к евреям перед боем. — Да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не трепещите пред ними».

Однако тот, кто построил дом, посадил виноградник или обручился с женой, мог уйти. Также «тот, кто боязлив и робок сердцем, пусть идет и возвратится домой, чтобы не сделал робкими сердца братьев его» (Дварим 20:1—9).

Тот, кто боялся битвы, мог уйти, чтобы не обратить в бегство все войско. Однако зачем отправлять домой тех, кто построил дом, посадил виноградник, обручился с женой? Для того, чтобы не унизить публично человека, который будет уходить из-за страха! Чтобы люди могли подумать: может быть, он построил дом, посадил виноградник или обручился с женой? — поясняет Талмуд. Тора учит нас всегда, даже в бою, защищать честь и достоинство человека!


Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня. Читать дальше

Пост Десятого Тевета

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре