Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Зейра: Нельзя пообещать ребенку что-либо и не выполнить обещания, так как этим ты учишь его лжи.»Трактат Сукка 36:2
«Слушай, Израиль! Вы выходите ныне на сражение с врагами вашими, — обращался коэн к евреям перед боем. — Да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не трепещите пред ними».

— Я не могу больше терпеть Алекса в моем классе! — воскликнул учитель и положил на стол книгу Торы, на которой было написано матерное слово по-английски. Эти книги были выданы ученикам Синай Академи в качестве учебников.

— Это написал Алекс? — спросил я.

— Он отрицает, но кто же это мог сделать?

— По закону Торы каждый человек считается праведным до тех пор, пока не доказана его вина.

— Надпись на книге Торы сделана рукой Алекса, это его почерк!

Что же делать? — напряженно думал я. Как директор школы я обязан поддерживать учителей, но в еще большей степени я должен защищать учеников. Конечно, подозрения учителя — это не доказательство вины. Но я также знал, как тяжело учителю с Алексом…

В июне 1990 года я принял одиннадцатилетнего Алекса в летний лагерь. Более четырехсот детей выезжали ежедневно в парк, но лишь один из них обладал столь неуемной энергией, что постоянно попадал в неприятные истории. К сожалению, в конце концов пришлось попросить родителей не посылать его больше в лагерь. Каково же было мое изумление, когда в начале сентября Алекс пришел с отцом и дедушкой поступать в Синай Академи.

— Алекс был единственным ребенком, которого пришлось исключить из лагеря. Как же я могу принять его в школу? — сказал я…

— Когда немцы подходили к Киеву, мне было шестнадцать лет, — обратился ко мне дедушка Миша. — Меня и несколько сот моих ровесников перевозили на двух баржах через Днепр. Начался налет немецкой авиации, на моих глазах в другую баржу попала бомба. Я чудом спасся. Вскоре меня взяли в армию. После освобождения Киева я вернулся домой и узнал, что все мои родные лежат в Бабьем Яру. После войны я женился и воспитал своего сына евреем.

Я чудом спасся от рук фашистов, мой сын вырос евреем, несмотря на политику государственного антисемитизма в СССР. Прошу вас, помогите мне в Америке вырастить внука евреем!

Я принял Алекса в седьмой класс. Первые два года у него был прекрасный педагог рабби Дов Каган. В 1993 году Алекс перешел в девятый класс к новому учителю, который не нашел к нему подхода. Тогда и произошла эта история с надписью на книге Торы.

Как защитить Алекса, не унижая учителя?..

Позвонив в полицейский участок, я сказал, что ищу частного детектива.

— Я не могу сравнивать почерк Алекса с надписью на Торе, — объяснил сыщик, придя в школу. — Верните Алекса только на минуту в класс. Я предложу тем, кто захочет принять участие в тестировании, написать несколько слов.

— Но если мы вернем Алекса в класс только для экспертизы, то он будет публично унижен, — возразил я. — Публичное унижение приравнивается Торой к убийству и запрещено даже под страхом смерти.

Я извинился перед Алексом и попросил преподавателя принять его в класс. Детектив провел экспертизу и к всеобщей радости заключил: нет оснований предполагать, что кто-то из ребят этого класса сделал надпись на Торе. Я не искал других виновных, потому что задача школы воспитывать, а не наказывать.

А что если бы детектив заключил, что это был Алекс или другой юноша? Я все равно бы не исключил другого ученика. В соответствии с еврейской традицией, ученика можно исключить лишь тогда, когда он подвергает физической или духовной опасности других детей. Конечно, нельзя проявлять милосердие к одному, проявляя жестокость ко многим. Однако в каждой конкретной ситуации необходимо определять границы допустимого.

Алекс благополучно окончил школу и служит в ВМФ США. Все эти годы бабушка и дедушка Алекса приходили на уроки Торы (дедушка по праздникам пел еврейские песни. Пусть он будет здоров и поет их еще долгие годы).

А сегодня я получил по электронной почте фото Алекса с главнокомандующим 7-го Флота адмиралом Робертом Вилардом. В своем послании Алекс пишет:

«Шалом!!!

Спасибо всем раввинам и учителям Синай Академи за то, что вы помогли мне остаться евреем.

Ваш ученик

Авраам»

В чем урок этой истории?

В ценности терпения и веры в людей?

В том, что свершились мечты и молитвы дедушки?

В том, что тот, кого защитили, сегодня защищает всех нас?

Или, может быть, урок в том, что цель не оправдывает средства?

Почему сказано в Торе дважды «К справедливости, к справедливости стремись» (Дварим 16:20)? Чтобы научить нас, что к справедливости нужно стремиться лишь справедливыми методами!

«Слушай, Израиль! Вы выходите ныне на сражение с врагами вашими, — обращался коэн к евреям перед боем. — Да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не трепещите пред ними».

Однако тот, кто построил дом, посадил виноградник или обручился с женой, мог уйти. Также «тот, кто боязлив и робок сердцем, пусть идет и возвратится домой, чтобы не сделал робкими сердца братьев его» (Дварим 20:1—9).

Тот, кто боялся битвы, мог уйти, чтобы не обратить в бегство все войско. Однако зачем отправлять домой тех, кто построил дом, посадил виноградник, обручился с женой? Для того, чтобы не унизить публично человека, который будет уходить из-за страха! Чтобы люди могли подумать: может быть, он построил дом, посадил виноградник или обручился с женой? — поясняет Талмуд. Тора учит нас всегда, даже в бою, защищать честь и достоинство человека!


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.