Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Воспоминания известного хирурга и моэля доктора Якова Цацкиса, сделавшего десятки тысяч брит-мила уже взрослым русскоязычным баалей-тшува, о религиозном еврее, убитом КГБ

 

 

Отец Менделя был один из ближайших учеников шестого Любавического ребе. Он занимался тем, что когда в каком-то городе закрывали ешиву или хедер, то он приезжал и заново тайно открывал.

Его отец был страшный курильщик. Прикуривал от одной закрутки другую. Его преследовали. Он переезжал из деревню в деревню. Прятался, каждую ночь ночевал в другом месте... И как-то в субботу ночью он проснулся ... Там горела керосиновая лампа. Он забыл про Шаббат – и от нее прикурил...

 

Затянулся - и понял, что нарушил Субботу...

Так он сразу бросил курить. Навсегда.

 

Его, конечно, преследовали и арестовали - он так и умер в сталинской тюрьме. Так Мендель мне рассказывал.

 

Сам Мендель до войны учился в ешиве, с трудом понимал по-русски. Когда началась война, его взяли в армию и послали на фронт, под Ригу. Показали за два дня, куда нажимать, чтобы выскочил патрон. И куда бежать.

Утром просыпаются - громкоговорители сообщают:

- Сдавайтесь в плен, вы окружены. Мы рассстреливаем коммунистов и евреев, а вам, русским братьям, будет хорошо.

Вся часть сдалась в плен.

 

Построили их и говорят:

- Коммунисты, офицеры и евреи! Шаг вперед!

 

Он стоит. Его то один, то другой подталкивает, - а он продолжает стоять. А коммунистов и евреев выталкивают...

Он остался в строю.

 

Потом начали распределять.

- Кто слесарь, кто плотник – шаг вперед!

Он стал думать: Какую же специальность назвать?

Кричат: дровосеки!

 

Решил, что дрова колоть он тоже сможет. И о вышел.

 

Стали распределять их по парам. Давали пилу и топор. Русские ребята быстренько находили там друг друга. А с ним никто не хочет быть напарником!

 

Видит: стоит пожилой солдат. Он к нему:

- Возьми меня к себе в пару.

- Хорошо, хлопчик.

Стали записывать, кто какой национальности. Решил, что он скажет, что он чувашин – акцент у него сильный. Потом пошли дрова колоть.

 

Тот говорит:

- Вижу я, хлопчик, что ты не дровосек. Вижу. Но я тебя научу.

Пожалел его. Научил ставить пилу. Оказался таким приличным человеком.

 

 

Как-то в концлагере подходит к нему один здоровенный громила и говорит:

- Ты мне напоминаешь моего товарища Мишку, с которым мы вместе работали до войны. Если тебя кто-нибудь будет задевать, ты мне скажи.

 

Через несколько дней он слышит, сидят пленные и один говорит:

- Какой же он Мишка? Он же жид. Надо его заложить. Никакой он не чувашин.

 

Мендель тогда пошел к этому громиле и говорит:

- Тут есть один - хочет меня заложить. Говорит, что я жид.

- Ты только постой около него, а потом иди спать и будь спокоен.

Наутро того нашли с перерезанным горлом.

 

Мендель говорил, что тот бандюга до сегодняшнего дня стоит перед ним. Потому что он фактически спас ему жизнь.

Так Мендель Москалик мне рассказывал.

 

Потом, когда его освободили из концлагеря, он сказал о себе, что я, Мендель Москалик, еврей. Так его в советские лагеря послали. Почему живым сдался в плен? Как ты, еврей, выжил у немцев?

 

Когда вышел, то в Подмосковье жил. Потом в Ташкенте, где они познакомились с рав Зильбером.

 

Боялся он говорить, что его отец сидел в сталинских тюрьмах и был замучен там. Поэтому не сразу попытался вырваться в Израиль.

Но в 1972 году он уже начал копошиться, чтобы уехать.

 

Так его убили. Как бы сбили машиной.

 

Мой старший брат поехал его опознавать. Он увидел, что талит катан был без крови, а рубашка – в крови. Он спросил, как же так.

Ему сказали:

- Ты хочешь сегодня доехать домой?

 

Мендель Москалик - он был очень честный человек. Очень боялся Б-га. И очень много помогал людям.

 

Он меня поучал:

- Яков, ну что ты так переживаешь? Чем я тебе могу помочь? Мита крэхцен? Стоном7 Этот крэхцен я должен для себя. Ты эти заботы до пуговицы допускай, а дальше пуговицы - не надо.

 

Мне хочется, чтобы память о Менделе Москалике осталась...

 

 

 


Несмотря на то, что Тора строго-настрого запретила евреям употреблять кровь, так называемые «кровавые наветы» из века в век преследовали различные еврейские общины. Читать дальше

Песни Пасхальной ночи и кровавые пасхальные наветы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Потомки Эсава постоянно возводили напраслину на еврейский народ. О корнях «кровавого навета», жертвами которого стали тысячи наших братьев.

История еврейского народа 68. Эпидемии в Европе: черная смерть

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

В 5108 (1348) году в Европу пришла чума. За два года эпидемия унесла миллионы жизней, но почти не задела евреев, соблюдавших кашрут.

История еврейского народа 101. Польские евреи после трагедии 5408 (1648) года

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

В начале «нового времени», когда страсти в Германии улеглись, все ужасы средневековой Европы пришлось испытать и польским евреям.

История еврейского народа 67. Политическое и экономическое положение евреев Германии после III крестового похода

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Крестовые походы коренным образом изменили политическое и экономическое положение евреев Германии.