Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Эльазар: цдака важнее всех жертвоприношений вместе взятых.»Талмуд, трактат «Сукка», 49б
Публикация отрывков из книги «Гадоль из Минска» — жизнеописание Рава Йерухам Йеуда Лейб Перельмана (1835-1896). Книга вышла в издательстве Швут Ами.

Дом мусара

Как известно, в те дни среди мудрецов Торы существовали различные школы и направления. Прославленный мудрец и праведник рав Исраэль Салантер ревностно отстаивал власть Торы, которая начинала ослабевать под напором ветра «просвещения», бушевавшего тогда в еврейском мире. И особенно важным он считал совершенствование нравственного облика изучающих Тору, на одеяниях которых не должно было быть, упаси Б-г, «пятен» скверных черт характера и дурных поступков, чтобы не дать противникам Торы повода обличать и позорить мудрецов перед глазами толпы, вызывая к ним ненависть.

Рав И. Салантер основал движение Мусар[1], призванное развивать и распространять нравственные ценности Торы. Он создал Мусар штибл (Дом мусара). В нем он объединил аврехов — молодых исследователей Торы, которые готовились стать раввинами. Кроме уроков по Талмуду, он включил в программу занятий изучение традиционной еврейской этики. Обучение строилось на выработанных им принципах и методах совершенствования характера, причем основное внимание уделялось тому, чтобы избавляться от высокомерия, чрезмерного честолюбия и мирской суетности и укоренять в своей душе привычку довольствоваться малым, предъявляя к себе самые высокие требования и т.п. Стремясь к тому, чтобы его воспитанники стали со временем замечательными образцами для всего народа Израиля, р.Салантер старался привлекать в «Дом мусара» самых лучших и одаренных подростков и молодых аврехов. И когда ему удавалось привести под свое крыло кого-то из выдающихся знатоков Торы, он ликовал, как человек нашедший сокровище. И упомянутый чуть выше р. Нахум, «Илуй из Дакшица», также посещал время от времени занятия в «Доме мусара», хотя и не разделял до конца всех принципов р. И.Салантера.

И вот, когда по городу разнесся слух о прибывшем из Бриска молодом гении, ученики р. И.Салантера стали прилагать усилия, чтобы привести Йерухама в «Дом мусара». Однако, многие крупные мудрецы и раввины, и среди них — или во главе них — р.Ицхак Авигдор, главный раввин Ковно, были противниками методов р. И.Салантера и его «Дома мусара». Они полагали, что в его организационной деятельности таится опасность для иудаизма и Торы, поскольку может возникнуть как бы новая «секта». И когда Йерухам спросил у р. И.Авигдора, бывшего его наставником, является ли новое движение «кашерным», раввин ответил:

— Ведь мое мнение хорошо известно: душа моя не лежит к таким методам, и все это мне чуждо. Я выступаю не против воспитания в духе традиций морали, ведь сами по себе они, вне всякого сомнения, полезны и являются благом, помогая очистить душу от грязи и накипи, которые к ней пристали. Я вижу, что много дурных качеств и черт прилепились к изучающим Тору — да и я сам не являюсь исключением; и нам, безо всякого сомнения, необходимо очиститься и избавиться от этих «полипов». Но я выступаю против самих «моралистов», строящих самим себе пьедестал, «изобретая» новые методы изучения Торы, создавая группы и партии. На таких я очень разгневан и взываю к ним с горечью: «Не кучкуйтесь![2]. Если вы находите проблемы и непорядки, то говорите о них открыто и старайтесь удалить язвы порока с души каждого человека, подыскивая к каждому особый подход. Так испокон веков поступали наши отцы и наши мудрецы, подробные наставления которых сохранены в их благословенных книгах мусара. Но зачем спешить с обобщающими теориями и “новаторскими” методами? Зачем создавать особые “дома”? Зачем собирать группки и партии? Разве не всем сыновьям Израиля в равной степени нужны нравственность и мораль? Ведь об этом говорил псалмопевец: “Дом Израиля, благословляйте Ашема! Дом Аарона, благословляйте Ашема! Трепещущие перед Ашемом, благословляйте Ашема!”.» Слово «дом» употреблено по отношению ко всем, кроме трепещущих перед Б-гом, потому что они не нуждаются в отдельном «доме»[3]. Что же вы разрушаете дом Израиля, дробите его на части, на секты и партии?! Так что я всеми силами отговариваю тех, кто стремиться пристать к этой партии, потому что я думаю — и дай Б-г, чтобы мое пророчество не оправдалось, — что с этим «домом» связана опасность для единства еврейского народа и Торы. Но ведь ты являешься исключением из правила. В тебе я уверен, твоя Тора защитит тебя и не даст тебе оступиться. Поэтому, ступай, сынок, выбирай себе путь самостоятельно и будь сам себе советчиком. Решай сам!

Когда Йерухам впервые пришел в «Дом мусара», р. Исраэль Салантер принял его с почетом, расспросил, что он сейчас изучает, а затем, переходя от темы к теме, начал раскрывать перед ним свои взгляды и методы нравственного совершенствования. Но Йерухам, голова которого была полностью погружена в изучение Талмуда, не мог долго сдерживаться, выслушивая рассуждения о предметах, находящихся вне поля его исследований. И как только р. И.Салантер начинал рассказывать о каком-нибудь из своих изысканий, Йерухам перебивал его, приводя различные примеры из Талмуда и законодательных кодексов — порой подтверждающие то, о чем говорил рав Салантер, а порой и опровергающие его. Например, когда рав Салантер говорил о взаимосвязи между мыслями и делами, Йерухам напомнил ему несколько дискуссий на эту тему, приведенных в трактатах Бава кама, Гитин и Хулин, а также привел мнения законодателей, высказанные по этому поводу, чтобы убедиться, соответствуют ли рассуждения раввина мнениям мудрецов Талмуда и алахическим выводам законодателей. И лишь только рав Салантер отвлекался от обсуждения алахических проблем и старался сосредоточиться на исследовании этических вопросов, Йерухам пытался возвратить беседу к дискуссиям мудрецов Талмуда.

Увидев, что на этот раз он не сможет найти с юношей общий язык, рав Салантер отступился, но пригласил Йерухама время от времени навещать его, надеясь, что если не сейчас, то в конце концов ему удастся привлечь этого молодого человека и оказать на него влияние, так как знал про себя, что обладает удивительным умением притягивать молодежь. Но и после нескольких таких бесед Йерухам не сменил своего «маршрута», и все их разговоры вращались вокруг алахических вопросов. Рав Салантер увидел, что не может повлиять на него, и перестал говорить с ним на этические темы. А своим сотрудникам он сказал: «Этот не из обыкновенных “сынов человеческих”. Он не нуждается ни в наших занятиях, ни в наших наставлениях. Я стараюсь приложить свои силы, чтобы воздействовать на тех, кто изучает Тору, этот же — сама Тора. Он ни на мгновение не выступает за границы закона, и куда бы он ни направлялся, его Тора — с ним; она его оберегает, она — его этика, и она — его нравственные качества».

Несмотря на расхождения во взглядах, рав Салантер, по-прежнему, относился к Йерухаму с любовью и уважением, и часто с наслаждением беседовал с ним о Торе. И даже когда Йерухам возражал ему во время его уроков, — порой в довольно резких выражениях, возмущавших учеников «Дома мусара», которым казалось, что задета честь их наставника, — сам рав Салантер только улыбался и говорил им:

— Относитесь бережней и к нему, и к его Торе. Я очень дорожу возможностью слушать этого юношу, который говорит о Торе с такой сердечной непосредственностью, а «горячность его — из-за Торы, которая в нем пылает»[4]. И его задиристость мне милее иных уважительных и любезных речей, в которых, как я опасаюсь, есть порой доля лести и хитрости.

Гадоль и впоследствии не соглашался с идеями р. И.Салантера и нередко говаривал: «Ну зачем нужны изучающим Тору это умствование о Б-гобоязненности и философствование по поводу нравственности и морали? Разве надо подсаливать соль? Ведь сама Тора — это эликсир жизни, уникальное лекарство для врачевания всех болезней и изъянов души. Надо только укоренить в сердце любовь к Торе — Письменной и Устной; и если будем прилежно изучать ее и следовать ей, неминуемо станем нравственными людьми, обладающими лучшими качествами характера. И даже если мы в чем-либо оступимся, в Торе найдется лекарство от всех недугов. Например, если заболеем высокомерием, достаточно будет напомнить нам слова Торы и Талмуда, свидетельствующие о пагубности гордыни, а также изречения, прославляющие антипод гордыни — смирение. И так же в отношении любого качества характера. Так “давайте вместо того, чтобы обгладывать кости”[5], возводя утонченные интеллектуальные построения, которые каждый легкий порыв ветра может оторвать от земли и перевернуть вверх тормашками, “будем вкушать сочное мясо” Торы, Талмуда и других святых книг. Ведь все слова мудрецов подобны горящим углям, а их методы построены на традиции — это здание, которое никогда не пошатнется. Для тех же, кто не в состоянии охватить все высказывания мудрецов, рассеянные по многим священным книгам — по Талмуду и мидрашам, для таких существуют сборники, в которых сведены и систематизированы слова мудрецов, касающиеся каждой отдельной темы, например, замечательная книга Менорат амаор и ей подобные». Так он обычно говорил, когда затрагивали этот вопрос.

Как-то раз я спросил его:

— Согласитесь, наставник, что не все люди одинаковы и не все мнения мудрецов совпадают. Поэтому не каждый способен постигнуть слова Торы и ее моральные принципы из самого источника — ведь изучающий ограничен, а изучаемое — бездонно. Следовательно, многие вынуждены получать все из вторых и из третьих рук, а есть и такие, кто нуждается в упрощенном изложении вопроса, приближенном к их пониманию; а зачастую возникает потребность в адаптации, учитывающей взгляды и духовный облик каждого нового поколения.

Он ответил мне так:

— Это и есть то умствование и философствование, которое я не понимал и понимать не желаю. Я знаю только одно: «Тора Ашема совершенна и исцеляет любую душу»[6]. Ведь по поводу всех болезней мудрецы сказали: «Болит голова — займись Торой… Болит живот — займись Торой… Ломит в костях — займись Торой… Болит все тело — займись Торой»[7]. То же относится ко всем болезням души — «займись Торой». Это единственное лекарство, испытанное и проверенное. «А о нас, живущих в душевной простоте, сказано: “Простота прямодушных будет для них опорой”[8]

Но особенно отталкивающее впечатление производили на него «моралисты» из учеников рава Салантера, которые, не постигнув глубины идей своего учителя, вели себя странным образом и совершали довольно эксцентрические поступки. Гадоль поражался: «Что они творят? Ну, зачем они теряют зря время и растрачивают попусту свою жизнь?! Ведь за это время они могли бы изучить столько-то и столько-то страниц Талмуда, столько-то и столько-то разделов в книгах законодателей». Все поступки людей он измерял одной мерой — познанием Торы.

И, тем не менее, сам р. И. Салантер оказал на него очень большое влияние, и многие из его взглядов и мнений укоренились в душе Гадоля и в дальнейшем сказались в его поступках. И в дни своего величия он всегда говорил о р. Салантере с чувством глубокого уважения. Однажды, когда после выступления р. Салантера в одном из бейт мидрашей на кафедру поднялся его оппонент и начал резко критиковать его взгляды и методы, Гадоль прервал умника: «Разве так возражают великому человеку?!» — и в знак протеста покинул зал.


[1] Мусар — этика.

[2] Ср. Йевамот 13б: «Толковал Рейш Лакиш: “Не кучкуйтесь” (Дварим 14а) — не разбивайтесь на партии и на группки (чтобы не казалось, будто есть две Торы, а не одна)».

[3] Один из последователей и учеников р.И. Салантера отвечал на приведенный аргумент р. И.Авигдора не без доли иронии: Раби, вы выступаете против нас, вооружившись стихом Писания. Мы тоже знакомы с Торой, и ведь наша святая Тора говорит так (Шмот 1:21): «И за то, что трепетали повитухи перед Б-гом, Он сделал им дома» (М.Р. — примечание Михла Рабиновича) .

[4] Ср. Таанит 4а: «Горячность молодого ученого — из-за Торы, которая в нем пылает».

[5] Перифраз талмудического выражения из трактата Бава батра (22а): «Давайте, вместо того, чтобы обгладывать кости в доме Абайи, будем вкушать сочное мясо в доме Равы». Раши объясняет: «Вместо того, чтобы идти в дом Абайи “обгладывать кости” — т.е., учиться не до сытости, давайте пойдем к Раве “вкушать сочное мясо” — внимать его блистательному и ясному изложению законов».

[6] Ср. Теилим 19:8.

[7] Эйрувин 54а.

[8] См. Шабат 88б, где приводятся слова Равы, сказанные им в полемике с еретиком-саддукеем : «А о нас, живущих в душевной простоте, сказано (Мишлей 11:3): “Простота прямодушных будет для них опорой”.»

с разрешения издательства Швут Ами


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.