Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Публикация отрывков из книги «Гадоль из Минска» — жизнеописание Рава Йерухам Йеуда Лейб Перельмана (1835-1896). Книга вышла в издательстве Швут Ами.

Первая женитьба

Йерухам продолжал идти своим путем и даже после разговора с р.Я-М.Падве он не мог заставить себя сблизиться с обитателями бейт мидраша, изучающими Тору общепринятым методом. По своей природе он любил только истину, в любом деле стремился докопаться до корня и постичь источник явления — одно простое и понятное объяснение, которое с его точки зрения выглядело правильным и истинным, было ему дороже тысячи тысяч головокружительных пильпулей и головоломных «открытий». И он был, по-прежнему, одинок и предоставлен самому себе.

В те дни, в доме р.Я.-М.Падве, ему довелось снова встретиться с даяном Яаковом, который еще в хедере обратил на него внимание. Убедившись, что первое впечатление не обмануло — юноша крепнет и мужает день ото дня так, что скоро станет в ряд выдающихся ученых, даян Яаков задумал выдать за него свою дочь. И он приступил к делу с продуманностью и предусмотрительностью, свойственной мудрым людям, стараясь прежде всего завоевать сердце юноши. Даян Яаков сказал ему:

— Почему ты, мой милый, не выполняешь изречение мудрецов о том, что «Тора постигается только при совместном изучении»[1]. Ведь написано: «сидят мудрецы и изучают Тору друг с другом», а ты отделяешься и отстраняешься от всех?

И ответил юноша:

— Мудрецы сказали очень точно: «друг с другом». Т.е., если два друга, у которых общий подход к изучению Торы, тем не менее отдаляются друг от друга, мудрецы их осуждают и порицают. Но если люди по своей природе совершенно различны, то им запрещено заниматься вместе, как, по закону Торы, запрещено скрещивать различные виды животных или растений. И такое «сотрудничество» принесет больше вреда, чем пользы. А что я могу поделать, если моя душа не принимает их методы изучения и ненавидит их пути изучения Торы беспредельной ненавистью?

И сказал ему даян:

— Вот тебе моя рука, и давай по несколько часов каждый день заниматься вместе.

Юноша согласился — при условии, что их стили исследования окажутся совместимыми. И даян Яаков, пожилой раввин, знаток Торы, прославленный необычайной остротой своего ума, сдерживая себя, постарался подстроиться к своему маленькому напарнику; а когда увидел, что юноша значительно превосходит его силой логики и анализа, то повел себя как послушный ученик, предоставив ему право определять пути исследования и приоритетные направления. Так они сотрудничали, дополняя друг друга — у одного были большие знания и опыт, у другого — удивительная быстрота постижения и неумолимая логика.

И пока они совершенствовали и «оттачивали» друг друга в совместном постижении закона, душа юного ученика, оказавшегося в роли учителя, привязалась к душе старого учителя, оказавшегося в роли ученика. И вскоре даян Яаков приблизился к осуществлению своего замысла. Он вступил в переговоры с родителями Йерухама, а затем предложил ему свою дочь в жены. И когда юноше исполнилось тринадцать лет, он женился.

Даян Яаков взял молодого зятя к себе в дом, на полное содержание. По прошествии положенного срока у молодоженов родился сын.

В доме тестя Йерухам всецело отдался изучению Торы, занимаясь с удивительной усердием и самоотдачей, счастливый и радостный. И хотя тесть жил в стеснении и бедности, обычной для раввинов и даянов в те дни, он старался изо всех сил удовлетворить все потребности горячо любимого зятя, чтобы тот мог, не прерываясь, продолжать изучение Торы. Да и потребности Йерухама были невелики, ведь он привык довольствоваться самым необходимым. Он часто спрашивал тестя: «Почему вы, наш учитель, столько хлопочите для меня — ведь вы знаменитый ученый, человек пожилой и больной, а я еще совсем молод и полон сил?». И даян Яаков, как правило, отвечал: «Потому что “я построил тебе этот дом обитания”[2]. Я построил этот дом с двух сторон: ведь я сам был и сватом для жениха, и отцом для невесты, — все, только ради того, чтобы отдать свою дочь за такого человека, как ты. А построив этот “дом обитания”, я обязан обеспечивать тебя, как корабельщик Звулун[3] обеспечивал своего брата Иссахара[4], посвятившего себя изучению Торы».


[1] См. Брахот 63б.

[2] Ср. 1 Мелахим 8:13: «Я построил Тебе Дом Обитания, постоянное место для пребывания Твоего вовеки». С такими словами, завершив возведение Храма, обратился царь Шломо к Ашему.

[3] Игра слов: словосочетание бейт звуль (дом обитания) перекликается с именем сына Яакова — Звулуна, которое происходит от того же корня, что и слово звуль (жилище, обиталище). См. Берешит 30:20: «И сказала Лея: “…Теперь уж постоянно будет обитать у меня мой муж, ибо я родила ему шесть сыновей, — и назвала она сына именем Звулун”» (от слова избелени — «будет обитать у меня» — Раши).

[4] Имеется в виду договор между сыновьями Яакова — Звулуном и Иссахаром, согласно которому колено Звулуна, занятое морским промыслом, обязывалось содержать и кормить колено Иссахара, всецело посвятившее себя изучению Торы.

с разрешения издательства Швут Ами


Поколения приходят, поколения уходят, а антисемитизм остается. Явление антисемитизма почти столь же древнее, как и сам еврейский народ; явление столь же любопытное и столь же удивительное, как и само существование еврейского народа. Читать дальше

Чтобы понять и постичь 14. Почему мировая история изобилует примерами антисемитизма, если предполагается, что Б-г защищает евреев?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Чтобы ответить на этот вопрос сначала посмотрим на вселенную глазами человека неверующего — того, кто считает все окружающее нас результатом некой случайности, а не спланированного Творения

Песни Пасхальной ночи и кровавые пасхальные наветы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Потомки Эсава постоянно возводили напраслину на еврейский народ. О корнях «кровавого навета», жертвами которого стали тысячи наших братьев.

История еврейского народа 66. Евреи Франции после II крестового похода

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Два крестовых похода способствовали усилению религиозного фанатизма в странах Западной Европы. Ненависть черни к евреям сопровождалась повышенной подозрительностью.

Тьма перед рассветом 5. Катастрофа

Рав Эзриэль Таубер,
из цикла «Тьма перед рассветом»

Катастрофа и возвышение через страдание