Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Слово Ашема: Разве Я хочу смерти нечестивого? Но пусть вернётся нечестивый со своего пути и - будет жив!»Йехезкель 33:11
Предлагаем вашему вниманию рассказ из книги Менахема Герлица «Ерушалаим шель мале» - «Этот возвышенный город» в переводе Александра Красильщикова.

Раби Шолом прожил долгую жизнь. Почти два поколения евреев Иерусалима прошли перед его глазами, но он не изменил своим привычкам. Более того, не только о благополучии живых евреев и их детей заботился он, но, уже сам находясь на пороге старости, защищал тех, кто закончил свой земной путь.

С тех пор как возобновилось еврейское заселение Иерусалима, повелось выносить усопших на кладбище на специальных носилках, состоящих из двух круглых палок, соединённых стальными крюками. Согласно иерусалимскому обычаю, тело не оставляли в городе на ночь, и члены «Хевра кадиша», не глядя на поздний час, дождь или снег, строго следили за его выполнением. Они выходили из Старого города через Мусорные ворота, следовали низиной вдоль крепостной стены, пока не достигали Масличной горы, где располагалось Еврейское кладбище.

Но когда в воздухе запахло пожарищем Мировой войны и начались столкновения с арабами, члены «Хевра кадиша» стали постоянным объектом нападения арабских хулиганов, то и дело забрасывавших их камнями. Дело не раз доходило до того, что приходилось оставлять носилки с умершим и спасаться бегством.

Однажды, когда похоронная процессия двигалась своим скорбным путём, арабы окружили её со всех сторон, так что членам «Хевра кадиша» ничего не оставалось, кроме, как повернуть назад.

На этот раз свидетелем оказался один из членов семьи барона Ротшильда, в ту пору посетивший Иерусалим. Он был крайне возмущён этим вопиющим проявлением неуважения к покойнику и немедленно обратился к властям с требованием навести порядок. Те заверили, что в дальнейшем при похоронах одиноких людей, когда число провожающих невелико и угроза нападения хулиганов высока, будет высылаться специальный полицейский конвой, чтобы предотвратить неприятный инцидент.

Мера эта, к сожалению, не привела к полному разрешению проблемы, пока однажды… пока однажды раби Шолом не предстал перед раби Хаимом Зонненфельдом, который также исполнял обязанности руководителя похоронного товарищества, и не заявил, что готов раз и навсегда избавить общину от этой напасти. Раби Хаим подставил ладонь к уху, а раби Шолом изложил свой план:

— Я представлюсь покойником, надену тахрихим и улягусь на дрейнглах. Люди похоронной команды вынесут меня через Малые ворота. И когда арабы нападут на них и начнут кидать камни, пускай опустят меня на землю и уходят, а я уже, с помощью Всевышнего, совершу над ними возмездие.

Срочно вызванные члены «Хевра кадиша» выслушали это необычное предложение и вначале подняли его на смех. Но и здесь послужил раби Шолому дар убеждения, и, в конце концов, они согласились участвовать в этом небезопасном маскараде.

На следующий день ранним утром «похоронная процессия» вышла из Малых ворот. На носилках, предназначенных для покойников, лежал без движения раби Шолом, одетый в тахрихим и закутанный в талит. Вот они прошли через ворота, старательно топая и нарочито громко распевая обычные в таких случаях отрывки из молитв. Арабы не заставили себя долго ждать. И вскоре град камней посыпался на евреев. Несущие «покойника» ставят носилки на землю и поспешно отступают.

Живой «мертвец» ещё некоторое время продолжает неподвижно лежать. Но вдруг он поднялся, огромный и страшный в своём белом развевающемся одеянии, и, преследуя арабов, стал избивать их. Одному выбил зубы, другому разбил нос, тому сломал руку, а другому свернул скулу. Арабы убегали, вопя:

— Алла Акбар! Алла Акбар!

Но раби Шолом, подобно ангелу мести с разящим мечом в руках, вновь и вновь настигал их, нанося сокрушительные удары.

Арабы, обладая богатым воображением, действительно поверили, что покойник-еврей вдруг ожил, чтобы защитить свою честь. В тот же день несколько эфендим почтительно предстали пред очами раби Хаима, прося простить их. Они заверили, что нападения больше не повторятся, а хулиганы будут наказаны. Со своей стороны, арабы поставили условие, чтобы рабаним поручились своим авторитетом, что покойники больше не будут нападать на них. С того дня ни один арабский хулиган не смел предпринимать какие-либо враждебные действия в тот час, когда евреи провожали своих умерших для захоронения на Масличную гору.

Рав Менахем Герлиц, в переводе Александра Красильщикова, из журнала «Мир Торы», Москва


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.