Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Лист Талмуда

Как был создан первый человек? Как появилась в мире Хава — первая женщина? Мужское или женское начало является определяющим? Все эти вопросы обсуждают мудрецы гемары.

Сказал раби Ирмия бен Элазар (Вавилонский Талмуд, Эрувин,18,1): «Део-парцуф», то есть «двуличным» в буквальном смысле слова, был первый человек в момент своего творения. Мужская и женская личность сочетались в нём в одном образе». И лишь потом Всевышний «разделил» человека, и из «личности» женской сделал женщину как таковую. Об этом есть намек в Теилим (139,5): «Ахор вокэдэм цартони» — «Назад и вперёд сделал меня…» Другими словами, при сотворении Всевышний сделал человека «сущностью», обращенной «вперед», и «сущностью», обращенной «назад».

О том, как именно была создана женщина, мудрецы спорят. Написано (Берешит, 2): «И обустроил Всевышний эту грань (“цело”), что взял от Адама, в женщину, и привёл её к Адаму».

Раши объясняет, что Б-г попросту придал этой грани функцию женщины.

О понимании произошедшего, то есть о природе этой «грани», спорят мудрецы гемары Рав и Шмуэль. Один утверждает: женщина была сделана путём «простого» разделения удвоенной личности Адама, а Шмуэль считает, что тело женщины было «выстроено» из специального органа, под названием «занав».

На первый взгляд, мнение, что женщина в «готовом» виде была отделена от общего человеческого тела, вполне согласуется с мнением, что первый человек обладал одновременно и мужской, и женской сущностями.

Но как объяснит слова «назад и вперед образовал меня» тот, кто считает, что упомянутой «гранью» был некий придаточный орган?

В гемаре в ответе на этот вопрос используется мнение раби Ами, утверждающего, что во фразе из Псалмов: «Ахор вокэдэм цартони» — «Назад и вперед образовал меня» слово «ахор» (мы перевели его «назад») означает в действительности «последний» из созданных при Сотворении Мира, а «кедем» — это «первый», то есть «послуживший причиной бедствий».

В гемаре немедленно разъясняется эта позиция.

Человек был создан непосредственно перед наступлением первой Субботы, когда процесс создания мира, как известно, был завершён. Следовательно, человек стал как бы завершением Творения.

Но причиной какого бедствия стал первый человек?

Если предположить, что таким бедствием стало проклятие за вкушение Плода с Дерева Познания, то человек не был проклят первым. Нахаш (змей) получил проклятие раньше за соблазнение Хавы, которая, кстати, была проклята второй. Адам был третьим. Значит, человек стал причиной бедствия, случившегося значительно позже, уже при жизни Ноаха. Это бедствие — Всемирный Потоп. Недаром написано (Берешит,7,23): «И стёр всё существующее, что на поверхности земли: от человека — до скота…» Человек указан первым, ведь именно люди были уничтожены в первую очередь!

Утверждающим, будто «гранью», из которой возникла женщина был «занав», в гемаре предлагается разрешить еще одну проблему.

Действительно, для тех, кто говорит, что женщина — с самого начала одно из двух неотъемлемых составляющих человека, — вполне понятно, почему в слове «ийецер» — «произвёл» в отрывке: «И произвёл Б-г Всесильный человека…» — используются две подряд одинаковые буквы «йуд», «лишние» с точки зрения грамматики. Мудрецы видят в этом удвоении (в Торе нет случайностей) недвусмысленный намёк на то, что человек создан с двумя равноправными сущностями. Как же могла в таком случае женщина быть образована из «хвоста»?

Эти два «йуда», идущие подряд, — говорится в Гемаре, — можно объяснить, используя точку зрения раби Шимона бен Пази, который, характеризуя состояние человека, восклицает: «Ой мне от дурного начала, приносящего страдания, советующего не исполнять Волю Создателя! Ой мне от Всевышнего, что накажет меня, если последую этому совету!» Два этих йуда намекают на два соперничающих в сердце ощущения: стремление к греху и страх перед наказанием.

Далее в гемаре спрашивается:

— Если гранью, из которой вышла женщина, была изначально созданная женская сущность внутри Адама, то написанное «мужчину и женщину сотворил их» — вполне с этим согласуется. Но, сказав, что женщина сотворена путём обустраивания некоего придатка — значит войти в противоречие с написанным в Торе!

— Если уж видеть противоречие в этом, — отвечают еврейские мудрецы в гемаре, используя мнение раби Авау, — то ещё большее несоответствие прослеживается непосредственно в тексте Торы.

Действительно, в одном месте сказано: «мужчиной и женщиной создал их». То есть, сказано, что первый человек был сотворён в виде совмещённого образа мужчины и женщины, и лишь впоследствии разделён на две половины. Вместе с тем, в другом предложении Торы говорится: «По образу Всесильного сотворил его (человека)». «Его» — местоимение единственного числа мужского рода!

Раби Авау объясняет это просто. Тора указывает нам на весь путь создания человека. Всевышний сразу «спроектировал» человека разделённым на «мужскую» и «женскую» личности, но создал поначалу лишь мужчину. Позже от него образовал женщину.

«Впрочем, и по первому мнению, — говорит раби Ханох Зундель бен Йосеф, автор комментариев “Эц Йосеф” и “Анаф Йосеф” на Мидраш Раба и Танхума, — мы также видим, что Всевышний сначала “задумал” отдельно создать мужчину и женщину, но, в итоге, создал существо с одним телом и двумя сущностями».

Здесь в гемаре спрашивается вновь:

— Если женская сущность попросту отделена от общего тела, то написанное «и закрыл плоть в том месте», свидетельствующее, что Всевышнему потребовалось специальное вмешательство, чтобы возместить последствия «отрыва» женской половины, вполне понятно. С другой стороны, если женщина была сделана из «придатка», то рана, образовавшаяся в результате «операции», зажила бы «естественным» путём. Зачем тогда в Торе говорится об особых действиях Всевышнего по врачеванию Адама?

Но и на это есть ответ:

— Очевидно, предпосылка вопроса не верна. «Закрыл плоть» — означает, что Всевышнему понадобилось полностью скрыть место отрыва придатка, чтобы Адам не заметил, что женщина сделана из его отрезанного придатка, и воспринял ее как самостоятельное существо.

Теперь мудрецы гемары подходят к вопросу о способе создания женщины с другой стороны.

Если женщина была создана из придатка, то написанное: «И построил Всевышний из грани, взятой у Адама женщину…», понятно: недостаточно было отделить от человека грань, её нужно было достроить, то есть придать ей соответствующую форму и суть. Но если женщина была образована путём отделения готового образа от общего тела, какая надобность в таком существенном преобразовании?

На этот вопрос в гемаре дан самый неожиданный ответ. «Строительство» не относится ко всему телу женщины. Речь идет только о ее волосах. Всевышний, словно желая придать Хаве привлекательность, заплёл ей волосы.

Но, спрашивает Бен Йоядо, зачем для создания прически Хавы понадобилось вмешательство Всевышнего?

Для ответа на этот вопрос нам придется открыть одну из тайн Мироздания. В волосах, впрочем, как и в любом человеческом органе, заключено средство, которым человек влияет на духовное состояние мира.

Известно, что мужчина стрижёт волосы на голове. Этим самым, считают мудрецы, он ослабляет действие сил, ответственных за воплощение меры суда, с которой волосы имеют мистическую связь. Пейсы на висках оставляются намеренно, ибо не годится полностью лишать силы меру суда — без этой меры мир не мог бы существовать.

Но женщина, являясь конечным итогом Творения, основой основ практического исполнения Закона, — а мера правосудия зиждется на этом исполнении — сняв волосы, способна привести к полной отмене меры суда. Более того, для укоренения этой меры, женщина не только не стрижёт волос, она отращивает их.

С другой стороны, по этой же причине женщине надлежит заплетать косы. Заплетая волосы, женщина как бы упорядочивает меру правосудия.(Бен Йеоядо, Брахот, 61,1; Китвей Аризаль, Шаар а-Мицвот, глава Кдойшим)

Таким образом, создавая тело Хавы, Всевышний заплел ей волосы, тем самым усмирив и подчинив меру суда, ибо подчинение и усмирение необузданных сил является одним из признаков полного исправления человека.

Объяснить затруднение, говорится в гемаре, можно и по-другому. Слово «ивен» можно понять и как «обустроил», то есть Всевышний придал Хаве форму, специально приспособленную для принятия и сохранения плодов. Женщина, имея расширенное пространство меж тазовых костей, способна выносить развивающийся плод.

Александр Красильщиков, из журнала «Мир Торы», Москва


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше