Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Из книги Меира Левина «Обретая себя»

Обычно, читая биографии великих писателей, ищешь, что было причиной на­чала их деятельности. Великолепное образование? (Бабушка Лермонтова, напри­мер, истратила на учителей внука 11 тысяч золотом). Неудачная любовь? Непони­мание окружающих? Зависть к коллегам или к самому Всевышнему? И как плата за одиночество — медные гроши успеха. Но чаще всего — это советы именитого писа­теля начинающему автору, как у Чехова и многих других. Но то-у великих. А я не писатель. В жизни не написал ни одного письма. Возможно, неплохой рассказчик. Недавно все-таки задумался, а было ли в моей жизни что-либо, толкнувшее меня на скользкий путь погони за славой?

Вспоминаю: я учусь в шестом классе. Урок географии. В школу пришла комис­сия. Директор и педагоги растеряны: за любой проступок могут снять с работы. Я это хорошо знаю, у меня мама педагог. Так она вообще однажды с перепугу на уроке сказала, что до Октябрьской революции кошка и собака ссорились, а теперь живут дружно. Но вернемся к уроку географии. Учительница Ирина Давыдовна вызывает меня к доске. Я бодро выхожу. Учебника я не открывал. Географию зарубежных стран я знал прекрасно (выучил толстый справочник наизусть), а к событиям внутри СССР относился прохладно. Но обычно мне везло, и урок я выучивал на перемене.

Ирина Давыдовна смотрит на меня и испуганно говорит:

- Левин, расскажите о промышленности северо-восточного Казахстана. Я мнусь на месте. Она дает мне указку:

- Левин, покажите на карте Северо-Восточный Казахстан.

Тыкаю указкой в карту. Вдруг на глаза попадается город Семипалатинск. Мысль начинает работать. Моя любимая пища того времени — семипалатинская колбаса за рубль сорок, кстати, самая дешевая. Начинаю размышлять: «Наверное, если в северо-восточном Казахстане есть город Семипалатинск, там развита мясо­молочная промышленность». С некоторой долей романтизма рассказываю о ней. Глаза горят. Иногда, вспоминая о трудностях работников животноводства, пускаю слезу. Но чаще в тоне звучат победоносные нотки.

Звенит звонок. Радостный директор школы бросается пожимать мне руку — репутация школы спасена. Отметка «пять» — заслуженная награда. Когда мы оста­емся один на один с учительницей, она говорит:

- За всю жизнь не слышала более блестящей импровизации! Но признайся, ты книжку не открывал?

- Ну что вы…

- Иди, спасибо. Пятерку ты заслужил, но учи уроки, потому что если ты будешь знать, о чем рассказываешь, то тебе цены не будет.

…И только через много десятков лет, пригубив Живой Воды из Колодца Вечных Истин, я наконец открыл Книгу мира, о котором всегда с увлечением рассказывал. Увидел, что в нем есть Хозяин, что добро побеждает зло, и более того — то, что мы принимаем за зло, является добром. Это мир так прекрасен, что увиденное переполнило мою душу счастьем. Мне захотелось поделиться им с читателем…


В еврейские праздники (ивр. хагим, моадим) запрещен траур, предписывается устраивать праздничные трапезы (все праздники, кроме Йом Кипура) и радоваться. И каждый праздник в иудаизме имеет свой особый глубокий смысл, и особые, характерные только ему, заповеди и обычаи Читать дальше

Законы праздников

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Осенние праздники

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Месяц Нисан

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

«Этот месяц вам — начало месяцев», — сказано в Торе. Это значит, что все остальные месяцы должны отсчитываться от Нисана. Месяц освобождения. Освобождение — это исход из мрака к свету. Тот, кто не отведал порабощения, не способен полностью воспринять освобождение. Суть свободы органически связана с понятием рабства. Если бы евреи не были порабощены, они никогда не удостоились бы вечной свободы; порабощение естественно привело к освобождению.