Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Йонатан Бен Узиэль не смог завершить свой труд и оставить нам свой перевод Ктувим. Почему? Потому что часть его сочинений не может стать всеобщим достоянием. Ведь они содержат книгу Даниэля, пророческие видения которого раскрывают время наступления и протекание мессианских времён. Значит бат коль (глас небес), как говорит нам Талмуд, сообщил Йонатану: « Дайеха! Остановись!»

«Дайеха! Остановись!»

Йонатан Бен Узиэль, самый авторитетный ученик таны Гилеля, является автором таргума (арамейский перевод) части ТаНаХа (Библии), точнее книг пророков. В противоположность таргуму, составленому Ункелосом и обычно представляющему собой дословный перевод библейского текста, таргум Йонатана Бен Узиэля стремился скорее объяснить и прокомментировать эти тексты, точный смысл которых часто представляется трудным для понимания. Однако Талмуд (Меила 3а) сообщает нам, что Йонатан Бен Узиэль не смог завершить свой труд и оставить нам свой перевод Ктувим (Жизнеописаний святых). Почему? Потому что часть его сочинений не может стать всеобщим достоянием. Ведь они содержат книгу Даниэля, пророческие видения которого раскрывают время наступления и протекание мессианских времён. Значит бат коль (глас небес), как говорит нам Талмуд, сообщил Йонатану: « Дайеха! Остановись!»

Тогда сразу возникает вопрос: пусь это и божественное вмешательство помешало Йонатану Бен Узиэлю разъяснить пророческие выводы, касающиеся прихода Машиаха, но всё же стихи с этим связанные известны всем и могут вызвать лишь читательский интерес. Так в последней главе книги Даниэль слышит, как один из персонажей его видений спрашивает у своего спутника: «Когда конец этих необычных времен?» (Даниэль 12,6). Тогда второй персонаж ручается: «… в конце одного срока, двух с половиной сроков…» Даниэль совсем не понимает и спрашивает: «Владыка Небесный, каким будет конец этого?» А ангел отвечает: «Иди, Даниэль! Ибо эти вещи будут сокрыты и запечатаны до последнего момента… Счастлив будет тот, кто будет с доверием ждать и узрит окончание тысячи трехсот тридцати пяти дней!»

Несколькими стихами выше Даниэль уже был предупрежден: «Что касается тебя, Даниэль, скрой эти откровения и опечатай книгу до конца времен, когда многие приступят к поискам и когда преумножится знание»(12,4.)

Таким образом, нас просят одновременно понять намеренно содержащее намеки пророческое видение, «с доверием» ждать его исполнения и допустить тот факт, что «эти вещи будут сокрыты», по меньшей мере до «конца времен»…

Поговорим на языке чисел …

На самом деле, как мы это увидим дальше, было вовсе не легко в смене поколений выполнить это трудное обещание и удерживаться от простого вопроса: каковы эти «сроки»? Что это за «дни»?

Стало быть, находились многие, кто пытался проникнуть в смысл этих пророчеств. И среди них встречаются самые великие учителя еврейской традиции!

Упомянем, например, в хронологическом порядке раби Саадия Гаона (1), Раши (2), Рамбана/Нахманида (3), позднее еще Дон Ицхака Абарбанеля, ближе к нам Гаона из Вильно (5),Хатам Софера (6) или Мальбима (7)…

В восьмой главе своего труда «Эмунот веДеот» раби Саадия Гаон приводил пророчество Даниэля, касающееся мессианского избавления. Если я оставил эти откровения скрытыми и запечатанными, передаёт он ангелу, так это во избежание того, чтобы большое число людей узнало об этом и разочаровалось. Так, как в отличие от людей справедливых, большинство ожидает от мессианского избавления материальных благ. И, продолжает раби Саадия,«Даниэль понял, что означает “один срок” и “два с половиной срока”, а также “тысяча триста тридцать пять дней”; и он замолчал. Но, что касается нас, мы постараемся, с Б-жьей помощью, понять чтьо это за сроки; и, поразмыслив, мы находим…» Следует долгое объяснение, в конце которого раби Саадиа приводит год 4725/965 как окончание срока в «два с половиной срока».

В своём комментарии к книге Даниэля Раши констатирует, что дата, предложенная раби Саадия Гаоном, уже прошла не принеся объявленной «геулы»; всё же он опять приводит данные вычислений последнего, чтобыисходя из другой точки отсчета, прийти к дате 5112/1352.

Комментируя дни творения главе «Берейшит», Рамбан объясняет, что каждый из них соответствует тысячелетию и что сотворение человека на шестой день предвосхищает приход мессии. Базируясь также на пророчествах Даниэля, он, таким образом, предсказывает приход Машиаха в 5118/1358г. (впрочем, дата, подтвержденная Ральбагом (8) в его «Мильхомот гаШем»).

Таким образом, различные вычисления и даты, сменяющие друг друга, будут последовательно предложены цитируемыми выше авторами:5263/1503 Дон Ицхаком Абарбанелем, 5355/1595 рабби Элиезером Ашкенази (9) или, ближе к нам 5673/1913 Мальбимом…

«Типах рухам»

Можно, стало быть, с удивлением констатировать, что вычисления, не смотря на преимущества, которые обеспечивают им авторитетные подписи, оказались все ложными и что они особенно осуждались учителями Талмуда: «Типах рухам», пусть потеряют разум все те, кто вычисляет конец времен!

Впрочем, Рамбам (10) в своем знаменитом «Йеменском послании» задается вопросом о причинах, побудивших раби Саадия Гаона делать такие предвидения и оглашать их дату. На что он отвечает, что его выдающийся предшественник жил в особо беспокойное и сложное время. В то время как серьёзные опасности угрожали как изнутри, так и извне, ему необходимо было поддержать и укрепить веру еврейских масс, объявляя им о возможности ближайшего избавления. Это желание утешить в период испытаний, похоже, является и объяснением подобных расчетов, произведенных в ходе веков самыми крупными авторитетами. Сам Рамбам, в цитируемом выше «Послании», после долгого объяснения того, что никто не сможет узнать точную дату будущей геулы, добавляет: «Но мы обладаем замечательной традицией, которую я получил от отца во имя дедушки, который сам получил её от своих предков, начиная с нашего изгнания из Иерушалаима, как об этом свидетельствовал пророк (Овадия 1,20), говоря об изгнании из Иерушалаима, находящемся в Сефардии (Испании): один из стихов пророчества Билама (Бамидбар, номера 23/23) содержит намек на появление вновь пророческого дара в недрах народа Израиля. […] Следуя этому объяснению, пророчество вновь проявится в 4970/1210г., и он нисколько не сомневается, что пророческий дар предвосхитит приход Машиаха, как написано (Йоэль/Жоэль 3,1): “После этого я распространю свой дух на всякую плоть, так что ваши сыновья и дочери будут пророчествовать…” И этот срок является самым верным из всего, что мы слышали. Мы говорим, однако, что он верен, лишь рекомендуя сдержанность, и мы просим вас ничего не разглашать, чтобы это не казалось в глазах людей слишком отдаленным…»

Рамбам умер за шесть лет до наступления даты, которую он считал наиболее разумной, ибо она была передана традицией высочайшей древности и не была плодом вычислений и предположений. В случае с ним, как и в случае с другими цитируемыми авторами, примечательно, что оглашенные сроки всё же отстояли очень близко, иногда лишь на несколько лет, во времени. Что, похоже, подтверждает наше предположение, соответственно с которым речь для них шла о том, чтобы успокоить и ободрить народ, подвергающийся бесконечным преследованиям и тяжелому изгнанию.

В любом случае, при этом возникает вопрос. Даниэль утверждает: «…эти вещи будут сокрыты и запечатаны до конца времен.» Почему это предупреждение не удержало различных комментаторов от вычислений? И почему наиболее поздние из них не извлекли урока из примера своих предшественников, все предвидения которых оказались ложными.

В ответе на этот вопрос можно дать два объяснения. Прежде всего, их предположения претендовали лишь на попытки интерпретации, не исключая риска ошибиться: стало быть, не нужно было опасаться пагубных последствий, к которым привели бы неисполненные пророчества.

С другой стороны, домессианская эпоха не будет лишь богата событиями и историческими потрясениями. Но, по словам того же Даниэля, это будет время, когда «умножится знание»: люди этого поколения поймут наконец точный смысл пророчеств Даниэля, это будет привилегией, на которую даже самые великие учителя иудаизма не имели права.

Необходимо ещё добавить, что история человечества представляла для геулы множество «благоприятных времен», эпох, потенциально подходящих для прихода Машиаха. Таким образом, даты могли быть верными, но различные поколения, которых они касались, не заслуживали ещё прихода мессии.

Шма Исраэль

Ожидание конца времен, которое занимало и волновало такое количество евреев во все времена, на самом деле намного предшествовало зарождению народа Израиля. Когда Яаков, перед смертью в Египте, благословлял своих сыновей, он хотел открыть им, что «произойдет с ними в конце дней»(Берейшит 49,1). Но, вдруг покинутый шхиной (божественным присутствием), он понял, что ему на это не дано было права и перешел к совсем другой теме. Талмуд учит нас, что обеспокоенный этим неожиданным «black-out», Яаков задался вопросом, не находился ли среди его детей какой-то недостойный сын (как Ишмаэль у Авраама или Эйсав и Ицхака). Чтобы успокоить его, двенадцать «колен» тогда ответили ему хором: «Шма Исраэль…». Так же, как един Б-г в твоем сердце, един он и в нашем.

В своём «Гласе Торы» раввин Эли Мунк разъясняет нам этот диалог: «Мысль Яакова открыть своим детям конец дней, вероятно, была ему продиктована желанием дать им моральное утешение в момент, когда перед ними открывалась мрачная перспектива рабства в земле изгнания, которое, по хорошо известному божественному сообщению Аврааму, должно было растянуться на многие века. Мессианский конец представляет для Израиля вечную надежду, несокрушимое доверие и уверенность в триумфе добра над злом. Именно эту веру в конец дней, подкрепленную будущими обстоятельствами, и хотел передать Яаков своим сыновьям. Но шхина покинула его и он не смог открыть им то, что хотел».

«Каков же тогда смысл ответа двенадцати сыновей? — спрашивает затем рав Мунк, — Нет никакой необходимости для детей Израиля знать о конце своих страданий во всё то время, пока их поддерживает “Шма Исраэль”! Абсолютной веры в свою историческую миссию, провозглашенной в Шма Исраэль, представляющей собой манифест монотеизма, должно быть достаточно для того, чтобы придать им мужества, настойчивости и энтузиазма до конца времен. Она должна до такой степени наполнять их душу, что желание реализовать мессианское предназначение, во имя которого они живут, отодвигает на задний план ожидание ближайшего искупления. Рвение к вере должно подтверждаться более сильной причиной верности Б-гу, чем надежда на спасение. Какое значение имеет для обладающего верой, когда наступит конец его испытаниям?»

Рав Йехиэль Бамбергер, из журнала «Мир Торы», Москва


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Недельная глава Бо

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Рассмотрим, как начало главы разъяснено в книге р. Леви-Ицхака из Бердичева «Кдушат Леви»