Поиск

Статьи

Евреи и Тора

Версия для печати

Лжемессия Яков Франк и франкисты

Герб Галиции 19 века

Статья рассказывает о "лжемашиахе" Якове Франке.

Яков Лейбович Франк (Френк, Joseph Frank , Baron Frank ) родился в 1726 году в южной Галиции, в деревне возле местечка Королёвка, и воспитывался в Черновице. Мальчиком Франк отличался необузданной резвостью и неохотно занимался Талмудом. Тринадцати лет от роду он переехал с родителями в Бухарест, где его отдали в обучение к еврейскому торговцу, который часто брал Франка с собою во время поездок на Восток. Франк впервые познакомился тогда с турецкими саббатианцами, и царившая среди них свобода нравов привлекла молодого Франка, искателя приключений. В Смирне Франк встретился с хахамом Иссахаром, который открыл перед ним тайны практической Каббалы и посвятил его в саббатианство. Здесь он и получил прозвище Франк, или Френк, как обычно называли на Востоке выходцев из Европы.

Став самостоятельным торговцем драгоценностями и восточными тканями, Франк часто ездил за товаром в Георгиево, Никополь, Салоники и Смирну. Он нажил состояние и в 1752 году женился в Никополе на четырнадцатилетней Хане, дочери местного купца. Богатство, темперамент и умение подчинять себе людей скоро привлекли к нему многих турецких саббатианцев. Между тем, секта «денме» лишилась своего главы — в 1740 году умер Берахья, сын Якова Кверидо, преемника Шабтая Цви. Ни жена Берахьи, известная у сектантов под прозвищем «гвира» (госпожа), ни его малолетняя внучка — «святая девушка» («нэара кадиша») не могли объединить вокруг себя всех «хаверим» (членов секты). С одобрения Иссахара Франк задумал стать во главе секты и с этой целью принял ислам. Франк развивал теорию о переселении души Машиаха, являющейся органической частью самой «Первопричины», из тела одного человека в тело другого. Такими воплощениями души Машиаха являются, по Франку, многие из тех, о ком говорится в Торе, затем — Мухаммад, Шабтай Цви, Яков Кверидо и Берахья. По смерти же последнего душа Машиаха переселилась в тело Франка. Разъезжая по саббатианским общинам Востока, Франк и его друзья вели борьбу против «правящей семьи» в Салониках и против культа покойного Берахьи. Чтобы снискать расположение членов «денме», Франк начинает публично нарушать еврейские законы. Турецкие евреи пугаются вновь возникшего призрака Шабтая Цви и начинают преследовать Франка. Он вынужден оставить Салоники и отказаться от своей мечты получить власть над саббатианцами, преданными дому Берахьи.

Тогда Франк обращает свои взоры на Польшу, где деятельность р. Йеуды Хасида и Хаима Малаха оставила глубокие следы, особенно в некоторых городах Подолии и Галиции. Преследуемые раввинами и Ваадом четырёх стран, сектанты стали развивать подпольную деятельность. А спор по поводу обвинения раввина Эйбеншютца в саббатианстве побудил их выйти из подполья. Весть о появлении нового преемника Шабтая окрылила польских саббатианцев. Осенью 1755 года Франк с тремя приближёнными приезжает в Польшу.

В Королёвке сложилась первая группа франкистов из двенадцати человек. С ними Франк посещает старые гнёзда польского саббатианства: Йезержаны, Копичинец, Буск, Давыдов, Львов, Рогатин и т. д., с успехом распространяя своё учение — смесь теоретических начал секты «денме» с проповедью позднейших саббатианцев в Польше. Суть этого учения вкратце такова: из всех «проявлений единого бога» — «Первопричины» или «Святого Старца» («атика кадиша»), «Святого Короля» «малка кадиша») и «Святой Сударыни-Шхины» — наиболее доступно миру «царственное», время от времени воплощающееся в человеке-Машиахе. Вера и преданность такому «машиаху» создают гармонию между первым (мужским) и вторым (женским) началами «божества», что, собственно, и является всей целью человеческого бытия. Человеческие страсти, запрещённые Алахой, суть «искры божии», таящиеся в человеческих душах. Лишённые выхода, они препятствуют наступлению желанной гармонии между мужским и женским началами «божества». Вера в то, что Франк является Машиахом, и нарушение предписаний Алахи стали основными заповедями новой секты польских франкистов.

В отличие от «классического» саббатианства, франкисты совершенно отказались от национально-политических моментов мессианства. Франк говорил: «Машиах, о котором возвещается в Пророках, никогда не придёт, а Иерусалим вовеки не возродится». А также: «Всё, что делалось до сих пор, имело целью сохранение еврейской нации; теперь же больше в этом надобности нет». Естественно, это новое течение вызвало негодование польского еврейства. В июне 1756 года во время ярмарки в м. Лянцкоруни (Подольская губерния) группа франкистов с Франком во главе, справлявшая религиозную оргию в доме одного из своих членов, была захвачена евреями. Полиция арестовала Франка вместе с приверженцами. Впрочем, Франка как турецкого подданного на следующий день освободили, но он был вынужден оставить Польшу. Он селится в приграничном бессарабском городке Хотине, принадлежащем Турции. Спустя несколько дней к раввинату в Сатанове являются несколько кающихся франкистов и изобличают своих бывших единомышленников в ряде тяжких преступлений против религии и нравственности. Раввины Польши объявили войну франкистам.

13 июня в Бродах франкистам торжественно провозглашается херем (отлучение). Затем херем провозглашают во Львове, Луцке, Дубне и, наконец, на заседании Ваада четырёх стран в Староконстантинове.

Дело арестованных в Лянцкоруни должно было рассматриваться в церковном суде, так как обвинение носило религиозный характер. Каменец-подольский епископ Николай Дембовский усмотрел в этом ересь и угрожал инквизиционными мерами. Франк, который не останавливался ни перед чем, решил воспользоваться опытом своих турецких единомышленников, признавших «скорлупу» (клипа) ислама для сохранения «ядра» (тох) саббатианства. На совещании франкистских «вождей» в местечке Копчинце Франк развил мысль о необходимости крещения: учение о «проявлениях Б-га» было превращено в учение о «Святой Троице», а вера в «божественность души Машиаха» послужила основанием для веры в «бога-человека».

Евреи, узнав об этом совещании, сообщили о нём властям, и собравшихся арестовали. Находясь в безвыходном положении, франкисты решили воспользоваться предложением Франка. Они заявили епископу Дембовскому, что отрекаются от иудаизма, ведут борьбу против Талмуда, к которому церковь давно относится отрицательно, и чтят исключительно каббалистическую книгу «Зоар», «учение которой очень близко принципам католической церкви». Епископ освободил арестованных, членам секты было разрешено селиться в окрестностях Каменца-Подольского и распространять среди евреев свою новую веру.

Желая упрочить за собою расположение нового покровителя и отомстить еврейству, франкисты предлагают епископу устроить в Каменце диспут между приверженцами нового учения и раввинами, на котором они, франкисты, докажут еврейству на основании чтимой всеми евреями книги «Зоар» вредность Талмуда и истинность католической веры. Епископ разослал тезисы франкистов всем подольским раввинам и строжайше предписал им явиться в Каменец для участия в диспуте. 20 июня 1757 года в Каменец съезжаются католические священники и помещики. От франкистов явилось 30 человек с Лейбом Крысой из Надворны, Соломоном Шором (сыном старого саббатианца Элиши) из Рогатина и «раввином» Нахманом из Буска в качестве ораторов. Из раввинов приехали р. Мендель из Сатанова, р. Лейб из Меджибожа, р. Йосеф Кременец из Могилёва и р. Бер из Язловичей. Сам Франк отсутствовал. Раввины доказывали, что Талмуд не содержит в себе оскорбления для христиан и что учение книги «Зоар» не противоречит Талмуду. О вопросах же, касающихся Машиаха и христианской «Троицы», раввины не сочли возможным спорить в данной обстановке. Епископ объявил франкистов победителями.

На происходившем вслед затем разбором Лянцкоруньского дела обвиняемые франкисты были оправданы, местную еврейскую общину обязали выплатить франкистам 5000 злотых польских и 152 венгерских — штрафа в пользу католического костёла в Каменце-Подольском. Двое из лянцкоруньских евреев были приговорены к телесному наказанию. Кроме того, суд постановил, что жёны, самовольно бросившие своих мужей-франкистов, должны быть силой возвращены в дома мужей. Экземпляры Талмуда должны быть преданы сожжению.

Чины полиции в сопровождении торжествующих франкистов врывались в дома раввинов, синагоги, хедеры и частные библиотеки, конфисковали Талмуд и целыми возами отправляли тома Талмуда в Каменец-Подольский, где они и сжигались.

Вскоре Дембовский умер, и франкисты, лишившиеся единственной опоры, вновь были объявлены опасными еретиками. Польские помещики конфисковали имущество наиболее состоятельных из них. Старейший франкист Элиша Шор, почитавшийся «братьями», как святой, был убит «чернью». Преемник епископа Дембовского отказался принять делегацию франкистов.

Многие из членов секты искали убежища в Бесарабии, принадлежавшей Турции. Но местное население, узнав, что они не находятся под защитой хахама-баши из Константинополя, начало их преследовать. Однако благодаря своим связям, франкистам удалось получить от польского короля Августа III «железную грамоту» (1758), по которой им предоставлялось право селиться в Польше под защитой властей.

В августе 1758 года скитальцы-франкисты вернулись в Подолию и поселились в нескольких деревнях у берегов Днестра. Деревни располагались недалеко друг от друга. В одной из них, Ивани, поселился и Франк. Вместе с ним сюда прибыли и некоторые его последователи из Венгрии, Валахии и Молдавии. Франк часто собирал «братьев», произносил перед ними зажигательные речи и выбрал из них двенадцать «апостолов», котороым и поручил управлять делами братства. Сюда съезжались верующие из других городов, привозили богатые дары.

«Братьям» рекомендовалось держаться подальше от евреев. В это время польское духовенство, несмотря на буллу папы Климента XIII , поддерживало в обществе веру в то, что евреи убивают христианских младенцев с ритуальной целью. Когда наветы стали учащаться, Франк решил воспользоваться этим настроением духовенства для упрочения положения своего «братства». Франкисты Венгрии, Турции, Молдавии и Валахии обратились к львовскому архиепископу и к Августу III с просьбой вновь устроить диспут, на котором они вновь изложат основы своей веры и докажут, что евреи убивают христианских младенцев. После диспута франкисты обещали перейти в католичество при условии, что им заранее обещают предоставить участок земли в Галиции «между Буском и Глинянами», где они будут «мирно жить среди христиан» и «заниматься полезными и честными промыслами».

Король оставил петицию без ответа, архиепископ же ответил, что церковь ничего, кроме царства небесного, заранее пообещать не может. Однако временно исполняющий обязанности преемника архиепископа, каноник Стефан Микульский, удовлетворил ходатайство франкистских делегатов (которые отказались от своего условия об участке земли). Диспут начался во Львове 17 июля 1759 года. Дамы из польского высшего общества продавали входные билеты, сбор шёл в пользу нуждающихся франкистов.

Со стороны франкистов участвовали упомянутые Крыса и Шор, а также христианский сектант Моливдо, знавший иврит. Со стороны евреев выступили львовский раввин Хаим Коэн Раппопорт и (по сообщению Авраама из Шаргорода), основатель хасидизма Бешт, владевший польской речью. Официальный протокол упоминает, однако, только Раппопорта и ещё двух раввинов — из Богородчан и Станиславова (другой источник сообщает, что из звали «Нутка Мосек», т. е., Натан-Моисей, и Давид бен Авраам).

Франкисты утверждали, что Талмуд разрешает евреям проливать христианскую кровь и что для «истинного понимания божества» следует принять католичество. Раввины заранее решили не касаться вопросов, затрагивающих основы католицизма, и принять все меры к тому, чтобы франкисты как можно скорее оставили еврейство. По преданию, с этим последним решением не соглашался один Бешт, сказавший: «Пока поражённый член связан с телом, остаётся ещё надежда излечить его; когда же его отрезали, нет спасения».

Кровавый навет опроверг в обстоятельной речи рав Раппопорт. 10 сентября Микульский объявил диспут законченным, причём франкисты были признаны победителями, за исключением тезиса о кровавом навете, «по поводу которого епископский суд будет иметь особое суждение» (быть может, Микульский хотел таким образом предотвратить возможность еврейского погрома).

К концу диспута торжественно прибыл Франк в сопровождении жены, «апостолов» и толпы последователей. На требование о предоставлении участка земли духовенство ответило, что до крещения ни о каких обещаниях речи быть не может. Если же франкисты ещё будут откладывать крещение, то их объявят еретиками. Первая группа крестившихся состояла из 87 человек, среди них были жена и дети Франка. Сам Франк принял во Львове лишь первую половину акта крещения, с тем, чтобы завершить процесс в Варшаве, с большой помпой. Он получил имя Иосиф. Крёстным отцом был король Август III . Тогда же крестились Нахман из Буска, ставший Петром Якубовским, Соломон Шор из Рогатина (Лукаш-Францишек Воловский), Лейб Крыса из Надворны (Ян-Доминик Крысинский), Йерухам Липманович из Йезержан (Андрей Липманович) и все прочие «апостолы» и видные деятели франкизма. Всего крестившихся франкистов во Львове, Варшаве, Каменце и т. д. было около 1000. Польская печать очень интересовалась этими крещениями, публиковала имена крестившихся, крёстных родителей и священников, совершающих церемонию. Многие помещики выразили желание взять в свои имения неофитов.

Папский нунций Николай Сера сообщил в Риме подробности массового крещения «контраталмудистов» или «зоаристов», причём советовал относиться с ним с большой осторожностью и держать их под надзором. Львовскому священнику Пикульскому удалось узнать, что франкисты и после крещения не считают себя обычными католиками, а продолжают выполнять свои ритуалы «по предписаниям братства». Самого же Франка они считали воскресшим Христом. Из Рима было приказано вскрывать письма Франка к жене. Вскоре Франк был заключён в тюрьму.

Допросили пятнадцать человек из приближённых Франка и решили, что в целях полного присоединения «контраталмудистов» к католицизму и уничтожения ереси следует изолировать Франка от его приверженцев. 24 февраля 1760 года Франка отвезли в Ченстохов и заключили в крепость, где он оставался около 13 лет. Однако связь между Франком и его последователями не была прервана. Многие из франкистов поселились в Ченстохове и в близлежащих деревнях. Жене Франка удалось добиться для себя и для своих приближённых право навещать узника. Арест придал ему ореол мученика. Ченстоховская крепость была переименована франкистами в «Римские ворота» (таара дэ-Рома), где — по талмудическому преданию — содержится закованный Машиах. Желая реабилитировать себя в глаза католического духовенства, Франк из крепости неоднократно рассылал еврейским общинам воззвания принять католическую веру, что принесёт им избавление от тяжёлых условий жизни в галуте. Многие франкисты направились тогда в Чехию и Моравию. В Проснице, где сохранились ещё следы деятельности саббатианца Лейбеле Просницкого, их ждал радушный приём. Оттуда они ездили агитировать в Брюнн, Прагу, Никольсбург и другие города. Религия, которую они проповедовали, именовалась «эдомитской» (религией эдома) или « gaer »; она соединяла внешнюю христианскую форму с каббалистическими мессианскими идеями и догматами. Догматы этих христианствующих каббалистов устанавливались «божественным главой» сектантов — Франком.

Между тем, Франк, узнав о вступлении (1767) русского войска в Польшу, отправил трёх своих приверженцев к православному архимандриту в Варшаве с посланием, в котором утверждал, что он проповедовал в Польше истинность православия и доказывал это с помощью книги «Зоар», за что, будто бы, был заключён в крепость. Если же русское духовенство приложит старания к его освобождению, он вместе с десятками тысяч евреев примет православие. Из Варшавы делегация эта, снабжённая рекомендательными письмами, отправилась в Москву. Но еврейский общественный деятель, Барух Яван, неоднократно выступавший в защиту евреев от наветов франкистов, раскрыл перед православным духовенством истинный смысл нового шага Франка. Ходатайство делегатов не имело успеха.

В феврале 1770 года в Ченстохове скончалась жена Франка. Сыновья его, Рох и Иосиф, были взяты на воспитание варшавскими франкистами. В Ченстохове осталась только его любимая дочь Ева (до крещения Abara ), боготворимая франкистами, красавица, получившая великосветское воспитание в доме крёстных родителей. Сам Франк неоднократно обращал внимание «братьев» на Еву — олицетворение «женского начала божества».

При первом разделе Польши в 1772 году Франк был выпущен на волю русскими, как полагают, за большие заслуги перед русским двором в качестве тайного агента России в Польше. Он получал за свою работу большие суммы денег, чем и объясняется его богатство. Возможно, деньги доставляла ему Ева Франк, пользовавшаяся успехом в высших сферах. Весть об освобождении Франка вызвала ликование среди «братьев». 21 января 1773 года Франк вместе с Евой и группой приближённых выехал из Ченстохова в Варшаву. За эти тринадцать лет многие из его бывших последователей хорошо устроились в Варшаве, получили дворянство и не желали более заниматься распространением учения Франка, хотя охотно снабжали его крупными суммами.

Более преданные «братья», устроившиеся в Чехии и Моравии, приглашали к себе Франка и Еву. Франк переселяется в Брюнн. Военные порядки в Ченстохове и знакомство с друзьями Евы из военных кругов убедили Франка, что вооружённой силой можно скорее добиться власти, чем религиозным сектантством. Очевидно, вдохновительницей этого нового направления была Ева. «Братство» было превращено в «лагерь» (маханэ), члены которого были разделены на «уланов», «казаков» и «гусар». Франк заставлял франкистов подчиняться военной дисциплине, заниматься гимнастикой, стрельбой и фехтованием. Ему казалось, что при существующем на Востоке политическом положении можно с небольшой армией завоевать участок земли в Турции.

Австрийское правительство относилось благосклонно к франкистам. Франк бывал в Вене, где выезжал с чрезвычайной пышностью. Милостивое отношение к нему Иосифа II объясняют интимной связью императора с Евой. К концу жизни Франку удалось осуществить, хотя и в миниатюре, свою давнюю мечту. В 1788 году он получает титул барона, покупает у обедневшего графа В. Эрнста фон Гомбург-Бирштейна его замок при Оффенбахе-на-Майне с правом полного суверенитета. Он поселяется здесь со своими детьми и приближёнными.

Франк предпочитал не распространяться о своём прошлом. Окружающее население, поражённое богатством «польского графа», получавшего огромные суммы из Польши и России, подозревало, что Франк — это император Пётр III , а Ева — дочь императрицы Елизаветы Петровны. В 1790 году Франк созвал своих приверженцев, чтобы «видеться с братьями перед смертью». Из разных стран и городов потянулись франкисты, привозя с собой большие суммы денег (по одному из источников — около 800,000 дукатов). 10 декабря 1791 года Франк скончался в Оффенбах-на-Майне и с пышностью, отмеченной немецкой прессой, был похоронен на католическом кладбище. Католическое духовенство, однако, в похоронах не участвовало, и погребение было совершено по еврейскому обряду.

Двор «ченстоховца», как его называли евреи, не лишился значения для франкистов и после смерти его основателя. «Святая Дева» Ева с успехом заменила отца. Рох и Иосиф разыгрывали прорицателей и святых. Братья Шор-Воловские и Липманович-Дембовский обучали молодых франкистов, стекавшихся отовсюду, основам сектантской веры. Памяти Франка воздавали божеские почести.

Скоро средства двора стали иссякать. В 1800 году Ева объявила многочисленным кредиторам, что Роха скоро вызовут в Петербург, где ему предстоит получить большую сумму денег. Франкисты же между тем разослали «красные письма» (написанные красными чернилами) во многие общины, приглашая евреев принять христианство; к единомышленникам же они обращались с настойчивыми требованиями прислать денег. Между тем сумма долга двора достигла в 1817 году трёх миллионов гульденов. Кредиторы подали в суд, и гессенский герцог приказал подвергнуть Еву домашнему аресту. Но немедленно после опубликования распоряжения герцога было объявлено, что Ева внезапно скончалась. Современники же утверждали, что она в тот же день бежала за границу с бывшим чиновником из Изенбурга.

Учение Франка, которое безуспешно пытались систематически изложить на основании многочисленных изречений в обширной рукописи (так называемая Biblia Balamunts ), состояло в отрицании религиозного и этического содержания иудаизма. В религии Франка не было ни религиозного, ни нравственного элемента, как не было их в жизни самого Франка, заявившего своим приверженцам: «Я пришёл избавить мир от всяких законов, существовавших до сих пор». В польском дворянстве имеется много семей, ведущих своё происхождение от франкистов, например, Ясинские, Красинские, Воловские, Заводские, Зелинские. Как религиозная секта франкизм исчез, не оставив никаких следов в иудаизме.

Посмотреть статьи по теме: Мессия и лже-Мессия — Машиах и псевдо-Машиах

Нравится!
Поделиться ссылкой:
Пошлите ссылку другу
Опубликуйте ссылку в блоге
Отчет об отправке
Наши страницы в соцсетях:
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter
Последнее
Статьи
Свет изгоняет тьму 1. О празднике Ханука Рав Носон Шерман Капля усердия Рав Давид Штейман Письма еврею-буддисту Рав Гавриэль Фельдман
Видео
Брахот 23. Просьба о дожде Рав Реувен Пятигорский Проказа. Книга Ваикра 22 Рав Моше Пантелят Освятившие имя Творца в Ар-Нофе. Пиркей Авот 311 Рав Цви Патлас
Аудио
Маоз цур Рав Исроэль Зельман Молитва «Шмоне эсре» 23. Благословение «За чудеса», Ханука Хава Куперман Мишна перек «Хелек» 14 Рав Цви Вассерман
Магазин еврейской книги
Просьба молиться
Еврейский календарь
Радио Толдот — в эфире!
Кадиш и ЙорЦайт
Еврейские знакомства
Вопрос раввину
Семейная консультация
Приложения для iOS Толдот.ру Сидур ТаНаХ
Приложения для Android Толдот.ру Сидур

телефон: (972)-25-400-005
факс: (972)-25-400-946
имейл: info@toldot.ru
Toldos Yeshurun
PO Box 23156
Jerusalem 9123101
Israel
© 5762—5775 «Толдот Йешурун»
Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru после каждого процитированного материала
Статкаунтер:

просмотров
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter | Google+