Поиск
Библиотека

Версия для печати toldot.ru / Библиотека / Псахим

Мишна. Трактат "Псахим" Страницы:
< предыдущая | следующая >
1 2 3 4 5 6 7

МИШНА

Трактат ПСАХИМ

Комментарии раби Пинхаса Кегати

Перевод с иврита: Йегуда Векслер

Научный консультант: Моше Гойхбарг

ИЕРУСАЛИМ 1994

Это издание трактата "Псахим" с комментариями р. П. Кегати в переводе на русский язык - пятый из трактатов Мишны, изданный нами, - посвящается светлой памяти р. Моше БАРСЕЛЛЫ - знатока Торы, широко образованного, гордого еврея, чуткого воспитателя молодежи, общественного деятеля и мыслителя, самозабвенно работавшего на благо общества, который принадлежал к первому поколению сионистов Советского Союза и внес неоценимый вклад в дело пробуждения и укрепления еврейского самосознания в этой стране нашего горького изгнания.

Р. М. Барселла родился в местечке Коренец, (Белоруссия) в первый день еврейского месяца Шват 5662 г. (1902) и скончался в Иерусалиме 24 Тишрей 5747 г. (1986). Он был одним из основателей и руководителей "Аманы" - института публикаций по вопросам иудаизма на русском языке.

Набор и графика: "АМАНА"

"АМАНА"

МИНСТИТУТ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ВОПРОСАМ ИУДАИЗМА ДЛЯ РЕПАТРИАНТОВ

ОСНОВАН ОТДЕЛОМ ИУДАИЗМА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И КУЛЬТУРЫ И МИНИСТЕРСТВОМ РЕЛИГИЙ

МИЗДАНО ПРИ СОДЕЙСТВИИ МЕМОРИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА ЕВРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

НЬЮ-ЙОРК


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ

УКАЗАТЕЛЬ НАЗВАНИЙ КНИГ

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН


ВВЕДЕНИЕ

Трактат Мишны "Псахим" посвящен, в основном, трем главным законам: 1) о хамеце и маце, 2) о совершении жертвоприношения песах и 3) о проведении седера в первую ночь праздника.

Согласно Торе, с хамецем в течение праздника Песах связаны три запрета. Первый из них - это запрет УПОТРЕБЛЯТЬ ХАМЕЦ В ПИЩУ. Основанием для него служат следующие слова Торы: "Семь дней ешьте опресноки... ибо душа всякого, кто будет есть квасное с первого дня [праздника] до седьмого, будет отторгнута от [духовного народа] Израиля" (Шмот 12: 15). Второй - запрет ИЗВЛЕКАТЬ ИЗ ХАМЕЦА КАКУЮ БЫ ТО НИ БЫЛО ПОЛЬЗУ. В Торе сказано: "И не используйте квасное для пищи" (Шмот 13: 3). Из этого мудрецы Торы делают вывод, что какое бы то ни было использование хамеца, прямо или косвенно связанное с питанием, запрещено (Псахим 21б, см. комм. Раши). И третий - это запрет ОСТАВЛЯТЬ ХАМЕЦ В СВОЕМ ВЛАДЕНИИ В ТЕЧЕНИЕ ВСЕГО ПРАЗДНИКА ПЕСАХ. Об этом в Торе буквально сказано: "И пусть никто [даже] не сможет увидеть квасного, и пусть никто [даже] не сможет увидеть закваски во всех ваших пределах" (Шмот 13: 7). И еще: "Семь дней пусть закваски не будет в ваших домах" (Шмот 12: 19). Отсюда следует, что еще до момента, когда вступает в силу запрет употреблять хамец в пищу, его уже не должно быть во владении еврея. Тора говорит (Шмот 12: 15): "Но в первый день очистите ваши дома от квасного", а из Устной Торы известно, что "первый день", о котором здесь сказано, это четырнадцатое нисана, то есть канун Песаха.

Согласно другой точке зрения, которую приводит Гемара, тот же самый запрет вытекает из другого отрывка в Торе (Шмот 34: 25): "Не режь, пока есть квасное [в твоем владении], жертву, посвященную Мне, [и не брызгай ее] кровь [на жертвенник]". То есть: Тора запрещает еврею резать ягненка (или козленка), предназначенного для жертвоприношения песах, все время, пока в пределах его владения еще остается хамец. Как известно, жертву песах режут четырнадцатого нисана после полудня - значит, хамец должен быть убран из еврейских домов к этому времени.

Что практически означает предписание Торы "очистить дом от квасного"?

Гемара приводит несколько мнений об этом. Согласно одному из них, речь идет о мысленном отречении - по ее выражению, "суть отречения - в сердце". А именно: "Пусть каждый отречется в сердце своем от всего квасного, принадлежащего ему, и приравняет его к праху земному. Пусть он начнет думать, что в его владениях вообще нет никакого квасного, а если и есть, то оно словно прах земной, совершенно ни на что не пригодный" (Рамбам, Законы о маце и о хамеце 2: 2). И, кстати, переводчики Торы на арамейский язык Йонатан бен Узиэль и Онкелос перевели повеление "очистите ваши дома от квасного" именно так: "объявите несуществующим".

Согласно другой точке зрения, "очищение дома от квасного" означает физическое уничтожение хамеца, и потому одного только мысленного отречения от него недостаточно. Что же касается изречения Гемары "суть отречения - в сердце", то оно действенно только в одном отношении: когда ради того, чтобы не нарушить запрет иметь хамец в своем владении в течение Песаха, его объявляют бесхозным, не принадлежащим никому. Раз в Торе сказано: "И пусть никто [даже] не сможет увидеть квасного... во всех пределах твоих", то отсюда следует: ты не имеешь права видеть в своих владениях ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ ТЕБЕ хамец, однако видеть в своих владениях ЧУЖОЙ хамец запрета нет (Псахим 46, Тосафот). Иными словами: с того самого момента, когда еврей мысленно отрекается от своего хамеца, последний уже не считается находящимся в его владении, а его бывший хозяин не нарушает запрета иметь хамец в Песах. Однако, тем не менее, предписание "очистить дом от квасного" он не исполняет до тех пор, пока не уничтожит свой хамец в буквальном смысле слова.

Есть, правда, точка зрения, что заповедь "очистить дом от квасного" можно исполнить любым из этих двух способов: или мысленно отречься от своего хамеца, или физически его уничтожить без отречения в сердце (Гаран, Гамеири). Но существует мнение, что эти два способа относятся к двум разным видам хамеца - известному и неизвестному: от хамеца, который не нашли, но который, возможно, находится где-то в доме, необходимо отречься мысленно, однако тот хамец, о котором известно доподлинно, нужно уничтожить в буквальном смысле этого слова ("Кесеф мишнэ"; Гамеири).

Среди авторитетов Торы на этот счет есть и другие мнения. Как бы там ни было, мудрецы предписали хамец уничтожать и потому обязали в ночь на 14 нисана совершать "проверку наличия хамеца" (которой посвящена глава первая нашего трактата Мишны).

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ПЕСАХ - центральная заповедь праздника Песах, о которой Тора дает подробные указания (Шмот 12:3-10). Для жертвы песах годятся только ягнята или козлята: "самец, не достигший года, без единого телесного недостатка". Время, когда их режут, точно определено в Торе (Бемидбар 9:3):"В четырнадцатый день этого месяца, ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ совершите его, в предназначенное для этого время ". И сказано также (Шмот 12:6): "Пусть зарежет его вся собравшаяся [для этого] община Израиля после полудня". Мудрецы разъясняют, что начало этого времени - шесть так называемых временных часов, то есть полдень, "когда начинают склоняться вечерние тени". Следовательно, с полудня 14 нисана, когда хамец уничтожен, а солнце начинает склоняться к западу, уже проявляется святость праздника Песах, и с этого времени вступает в силу запрет совершать какую бы то ни было работу, не связанную напрямую с подготовкой к празднику.

Сказано в Торе (Шмот 12:4): "По числу душ [в доме], в соответствии с мерой еды каждого объединитесь [чтобы есть] ягненка". Отсюда следует, что ОСНОВНОЕ предназначение жертвы песах - для еды, и что тем самым она отличается от всех других жертвоприношений, части которых разрешено есть (как разъясняется в главе седьмой). Отсюда также вытекает, что песах можно резать лишь тогда, когда точно известно, кто примет участие в седере, и что минимальное количество мяса жертвы песах, которое необходимо съесть, это казаит. Все остальные подробности того, как жертву песах режут, свежуют, жарят и едят, как это жертвоприношение совершают в состоянии ритуальной нечистоты, кто именно обязан сделать это не 14 нисана, а через месяц, в Песах шейни - все эти вопросы рассматриваются в этом трактате.

Его первые три главы посвящены разбору законов, связанных с исполнением запрета хамеца в течение Песаха.

Глава четвертая рассматривает запрет работать в канун Песаха.

Главы с пятой по девятую обсуждают все, что связано с совершением жертвоприношения песах.

И, наконец, глава десятая подробно излагает правила проведения седера в первую ночь праздника. Рамбам объясняет, почему в последовательности трактатов Мишны "Псахим" идет сразу за трактатами "Шабат" и "Эйрувин": потому что в главе Торы о праздниках Песах упоминается сразу после Субботы, а также потому, что заповедь о Песахе - первая заповедь, данная Всевышним народу Израиля через Моше. Но почему этот трактат назван "Псахим" (то есть "Песахи", во множественном числе), а не "Песах"?

Наиболее простой из ответов - потому что в нем рассматриваются как законы празднования "первого", основного праздника Песах, так и законы, связанные со "вторым Песахом", Песах шейни.

Гамеири, однако, рассказывает, что во времена гаонов этот трактат разделили на два. Один из них, включавший первые четыре главы и главу десятую, рассматривал законы о хамеце, маце и проведении седера, а второй, состоявший из глав с пятой по девятую, был целиком посвящен жертвоприношению песах. Первый из этих трактатов называли "Песах ришон", то есть "Первый [трактат о] Песахе", а второй - "Песах шейни", "Второй [трактат о] Песахе". Когда же их вновь объединили вместе, то весь трактат в целом стали называть "Псахим", во множественном числе.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

МИШНА ПЕРВАЯ

(א) אוֹר לְאַרְבָּעָה עָשָׂר, בּוֹדְקִין אֶת הֶחָמֵץ לְאוֹר הַנֵּר. כָּל מָקוֹם שֶׁאֵין מַכְנִיסִין בּוֹ חָמֵץ אֵין צָרִיךְ בְּדִיקָה. וְלָמָּה אָמְרוּ שְׁתֵּי שׁוּרוֹת בַּמַּרְתֵּף, מָקוֹם שֶׁמַּכְנִיסִין בּוֹ חָמֵץ. בֵּית שַׁמַּאי אוֹמְרִים, שְׁתֵּי שׁוּרוֹת עַל פְּנֵי כָל הַמַּרְתֵּף. וּבֵית הִלֵּל אוֹמְרִים, שְׁתֵּי שׁוּרוֹת הַחִיצוֹנוֹת שֶׁהֵן הָעֶלְיוֹנוֹת:

В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ нисана ПРОВЕРЯЮТ наличие ХАМЕЦА ПРИ СВЕТЕ СВЕЧИ. КАЖДОЕ МЕСТО, КУДА НЕ ЗАНОСЯТ ХАМЕЦ, ПРОВЕРКИ НЕ ТРЕБУЕТ. А ПОЧЕМУ мудрецы СКАЗАЛИ О ДВУХ РЯДАХ бочек В ПОГРЕБЕ? Они имели в виду МЕСТО, КУДА ЗАНОСЯТ ХАМЕЦ. ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: Проверяют ДВА ПЕРЕДНИХ РЯДА бочек ВО ВСЮ ШИРЬ ПОГРЕБА, А ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: ДВА ВНЕШНИХ, ТО ЕСТЬ ВЕРХНИХ РЯДА.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЕРВОЙ

Во Введении было уже упомянуто, что мудрецы Торы обязали проверять наличие хамеца в доме перед наступлением Песаха. А именно: искать хамец в каждом месте, где он может быть, чтобы затем его уничтожить. Процедура эта на иврите называется бдикат-хамец, и ею занимается наша мишна.

Смысл процедуры бдикат-хамец различные комментаторы объясняют по-разному. Раши, например, говорит, что ее целью является гарантия того, что запрет иметь в своем владении хамей, во время Песаха не будет нарушен. То есть: несмотря на то, что еврей уже мысленно отрекся от своего хамеца (что, по букве закона Торы, вполне достаточно), он, все же, должен искать хамей, на всей территории, хозяином которой является, чтобы затем его уничтожить.

Причиной этого постановления мудрецов является осознание того, что далеко не всякий человек способен по-настоящему, категорически отречься от своих прав на принадлежащее ему имущество, бесповоротно решить, что весь его хамей, как бы более не существует, и совершенно перестать о нем думать. Не все люди в достаточной мере сознательны, и мудрецы опасаются, как бы кто-нибудь из-за этого не преступил запрет Торы иметь хамей, в Песах (Гаран от имени Раши).

Бартанура же считает, что причиной установления обязанности делать бдикат-хамец было другое опасение: как бы во время Песаха еврей случайно не нашел у себя оставшуюся аппетитную булочку, не раскаялся в том, что отказался от своих прав на нее и не решил бы ее сьесть, тем самым преступив запрет Торы.

Авторы "Тосафот" придерживаются иной точки зрения. Возражая против объяснения Раши, они ссылаются на то, что, по букве закона Торы, мысленного отречения от своего хамеца вполне достаточно. Но если так, то для чего же мудрецы обязали совершать бдикат-хамец! Авторам "Тосафот" представляется, что основанием для этого явилась боязнь, как бы еврей не нашел в Песах случайно затерявшийся хамей, и не съел бы его МАШИНАЛЬНО, как в течение всего года привык есть хамей, - не задумываясь. По этой же самой причине - что человек целый год спокойно ест хамей, - мудрецы и усложнили закон о хамеце: по Торе, он начинается лишь с казаита, мудрецы же запретили его даже в самом малом количестве. Возможно, мудрецы сделали исполнение запрета о хамеце гораздо более строгим, чем требует Тора, и обязали еврея собирать у себя весь хамей, и уничтожать его даже после того, как он мысленно отрекся от своих прав на него, еще по одной причине. А именно - из-за того, что сама Тора относится к хамецу в Песах особо серьезно и обусловливает это целыми двумя запретами: хамеца никто не должен ВИДЕТЬ во владении еврея и хамец НЕ ДОЛЖЕН НАХОДИТЬСЯ во владении еврея. И все это - чтобы предохранить еврея от возможности съесть хамец в Песах.

В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ нисана ПРОВЕРЯЮТ наличие ХАМЕЦА - ищут хамец во всем своем владении, во всех местах, где он может быть, чтобы затем его уничтожить (основание для этого установления см. во Введении). ПРИ СВЕТЕ СВЕЧИ - потому что именно свет свечи особенно эффективен при бдикат-хамец. Несмотря на то, что, в принципе, хамец можно оставлять в доме до полудня накануне Песаха, мудрецы предписали совершать бдикат-хамец накануне ночью, так как ночью люди обычно уже находятся каждый в своем доме (Гемара). Кроме того, поскольку бдикат-хамец надлежит совершать при свете свечи, это лучше делать ночью, чем днем, так как ночью свет свечи более эффективен. Тем не менее, тот, кто не совершил бдикат-хамец вовремя, в ночь на 14 нисана, обязан сделать это на следующее утро, причем также при свете свечи.

КАЖДОЕ МЕСТО, КУДА обычно в течение всего года НЕ ЗАНОСЯТ ХАМЕЦ, ПРОВЕРКИ НЕ ТРЕБУЕТ - потому что мы обязаны искать хамец только там, где есть вероятность его найти, то есть во всех местах, куда, как правило, время от времени хамец заносят.

А ПОЧЕМУ мудрецы прежних времен СКАЗАЛИ О ДВУХ РЯДАХ бочек В ПОГРЕБЕ - что необходимо проверить их, нет ли там хамеца1! Потому что они имели в виду только то МЕСТО в винном погребе, КУДА в течение года иногда ЗАНОСЯТ ХАМЕЦ. Например случается, что человек посреди трапезы встает из-за стола и идет в погреб, чтобы принести вина, а кусок хлеба продолжает держать в руке и потом забывает его в погребе.

КАКИЕ ЖЕ ИМЕННО ДВА РЯДА БОЧЕК В ПОГРЕБЕ ТРЕБУЮТ ПРОВЕРКИ?

ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: Проверяют ДВА ПЕРЕДНИХ РЯДА бочек ВО ВСЮ ШИРЬ ПОГРЕБА.

Для понимания сущности проблемы необходимо указать, что бочки в погребе стоят рядами, одна к другой, на них - другие бочки, тоже в ряд, на них - третьи, и так до самого потолка. Гемара приводит две точки зрения, как следует понимать слова школы Шамая. Согласно одной из них, ДВА ПЕРЕДНИХ РЯДА бочек ВО ВСЮ ШИРЬ ПОГРЕБА - это первый, фронтальный ряд бочек от пола до потолка и следующий за ним - тоже от пола до потолка. Согласно другому мнению, нет необходимости проверять ряд бочек, стоящий позади первого, но в первом ряду необходимо проверить две линии бочек: вертикальную, ближайшую к входу, и самую верхнюю горизонтальную, по словам Гемары, "видящую потолок". Иначе говоря, "два передних ряда бочек" - это передняя вертикаль и верхняя горизонталь первого ряда бочек, в виде буквы "Г".

А ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: ДВА ВНЕШНИХ, ТО ЕСТЬ ВЕРХНИХ РЯДА. Следовательно, не нужно проверять два передних ряда бочек по всей ширине погреба, а только два внешних. Однако по вопросу, какие именно это ряды Гемара тоже приводит два мнения.

Согласно одному из них, речь идет о верхней горизонтали ("видящей потолок") первого, фронтального ряда бочек, и о той, что непосредственно под ней. Согласно другому - это верхняя горизонталь фронтального ряда бочек и также верхняя горизонталь второго ряда, то есть первые две линии бочек, "видящие потолок".

Эта мишна в подлиннике начинается словом "ор", то есть "свет". Почему оно может употребляться для обозначения ночи, есть различные объяснения. Одни говорят, что употребление слова "свет" для обозначения ночи - такой же эвфемизм, как прозвище слепого "видящий много света", и что составитель Мишны, раби Йегуда Ганаси, хотел тем самым избежать упоминания в самом начале трактата слова, могущего произвести нежелательное впечатление (Рамбам). Другие прибавляют к этому: раби Йегуда Ганаси сделал так, чтобы осуществить сказанное в Тегилим (119:130): "Начало слов Твоих светит" (Гараза и Гаран). А автор "Тифэрет Исраэль" пишет: "Это намекает на то, что наилучший образ исполнения заповеди о бдикат-хамец - в самом начале ночи, когда еще немного светло; или же имеется в виду время, когда звезды зажигаются на небе".

МИШНА ВТОРАЯ

(ב) אֵין חוֹשְׁשִׁין שֶׁמָּא גֵרְרָה חֻלְדָּה מִבַּיִת לְבַיִת וּמִמָּקוֹם לְמָקוֹם, דְּאִם כֵּן, מֵחָצֵר לְחָצֵר וּמֵעִיר לְעִיר, אֵין לַדָּבָר סוֹף:

HE ОПАСАЮТСЯ, ЧТО КРЫСА ПЕРЕТАЩИЛА хамец ИЗ ПОМЕЩЕНИЯ В ПОМЕЩЕНИЕ ИЛИ С МЕСТА НА МЕСТО - ПОТОМУ ЧТО ЕСЛИ ТАК, то и СО ДВОРА ВО ДВОР И ИЗ ГОРОДА В ГОРОД, И КОНЦА ЭТОМУ НЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВТОРОЙ

НЕ ОПАСАЮТСЯ во время бдикат-хамец, ЧТО КРЫСА ПЕРЕТАЩИЛА хамец ИЗ одного ПОМЕЩЕНИЯ, где еще не производили бдикат-хамец, В ПОМЕЩЕНИЕ, где бдикат-хамец уже закончили, ИЛИ С одного МЕСТА НА другое МЕСТО в том же помещении. Например, из одного угла комнаты, который еще не проверили, в другой угол, который уже очистили от хамеца.

Рамбам же комментирует это так: не опасаются, что крыса перетащит хамец из помещения, в которое его обычно заносят, в другое помещение, куда его, как правило, не заносят (Законы о хамеце и о маце 2:7; см. его комментаторов там же).

ПОТОМУ ЧТО ЕСЛИ думать ТАК все время, то придется бояться, как бы крыса не перетащила хамец и СО ДВОРА, где еще не делали бдикат-хамец, ВО ДВОР, где бдикат-хамец уже закончили; ведь не все люди совершают бдикат-хамец одновременно. И точно так же придется опасаться, вдруг крыса перетащит хамец ИЗ одного ГОРОДА В другой ГОРОД, И КОНЦА ЭТОМУ НЕТ.

МИШНА ТРЕТЬЯ

(ג) רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, בּוֹדְקִין אוֹר אַרְבָּעָה עָשָׂר וּבְאַרְבָּעָה עָשָׂר שַׁחֲרִית וּבִשְׁעַת הַבִּעוּר. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, לֹא בָדַק אוֹר אַרְבָּעָה עָשָׂר, יִבְדּוֹק בְּאַרְבָּעָה עָשָׂר. לֹא בָדַק בְּאַרְבָּעָה עָשָׂר, יִבְדּוֹק בְּתוֹךְ הַמּוֹעֵד. לֹא בָדַק בְּתוֹךְ הַמּוֹעֵד, יִבְדּוֹק לְאַחַר הַמּוֹעֵד. וּמַה שֶּׁמְּשַׁיֵּר, יַנִּיחֶנּוּ בְצִנְעָא, כְּדֵי שֶׁלֹּא יְהֵא צָרִיךְ בְּדִיקָה אַחֲרָיו:

РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ПРОВЕРЯЮТ наличие хамеца В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ нисана, ИЛИ УТРОМ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО, ИЛИ ВО ВРЕМЯ БИУРА. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: НЕ ПРОВЕРИЛ В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО, НЕ ПРОВЕРИЛ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКА, НЕ ПРОВЕРИЛ ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКА - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА. А ТО, ЧТО ОН ОСТАВЛЯЕТ, ПУСТЬ ПОЛОЖИТ В УКРОМНОМ МЕСТЕ, ЧТОБЫ НЕ ПРИШЛОСЬ ПРОВЕРЯТЬ ЕЩЕ РАЗ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ТРЕТЬЕЙ

Эта мишна говорит о человеке, нечаянно или умышленно не совершившем бдикат-хамец в ночь на 14 нисана.

РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ПРОВЕРЯЮТ наличие хамеца В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ нисана, ИЛИ УТРОМ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО нисана, ИЛИ ВО ВРЕМЯ БИУРА. То есть, мы имеем только три срока для совершения

бдикат-хамец. А именно: тот, кто не проверил наличие хамеца в своем владении в ночь на 14 нисана, обязан сделать это утром 14 нисана, а если он пропустил и этот срок, то у него еще остается возможность исполнить свой долг во время окончательного уничтожения хамеца, в течение шестого часа (то есть в течение временного часа, предшествующего полудню). Однако если и этот срок пропущен, более бдикат-хамец совершать нельзя: раби Йегуда опасается, как бы тот, кто будет искать хамец после биура и найдет его, не захотел съесть его.

А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: тот, кто НЕ ПРОВЕРИЛ наличие хамеца В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ нисана - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО в любое время дня; если же НЕ ПРОВЕРИЛ в течение всего дня ЧЕТЫРНАДЦАТОГО нисана - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ наличие хамеца ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКА - то есть сразу же, как сможет это сделать в течение всей праздничной недели; а если НЕ ПРОВЕРИЛ и ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКА - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА - так как хамец, остававшийся во владении еврея во время Песаха, становится абсолютно запретным (как будет сказано ниже, в мишне 2:5). Мудрецы считают, что бдикат-хамец можно совершать и после того, как вступает в силу запрет употреблять хамец в пищу, и не бояться, что еврей, который тогда найдет хамец, захочет съесть его: ведь разыскивая хамец, он делает это с четко осознаваемой целью уничтожить его. И ТАКОВА ГАЛАХА (Рамбам, Законы о хамеце и о маце 3:5).

Теперь мишна возвращается к еврею, совершающему бдикат-хамец вовремя.

А ТО - тот хамец, ЧТО ОН - то есть человек, совершающий биур-хамец в ночь на 14 нисана, ОСТАВЛЯЕТ, чтобы есть ночью и утром, а также хамец, который он намеревается уничтожить завтра в положенное время, ПУСТЬ ПОЛОЖИТ В УКРОМНОМ, безопасном МЕСТЕ, ЧТОБЫ НЕ ПРИШЛОСЬ ПРОВЕРЯТЬ ЕЩЕ РАЗ. Потому что если обнаружится, что какое-то количество оставленного хамеца пропало, придется совершить бдикат-хамец снова (Гемара).

Мы изложили мнение мудрецов так, как его объясняет большинство комментаторов ("Тосафот", Риф, Рамбам) Однако Раши интерпретирует слова мудрецов иначе. Для понимания его точки зрения необходимо иметь в виду, что слово "моэд" (которое мы перевели как "праздник"), на иврите также означает "срок".

Итак: НЕ ПРОВЕРИЛ наличия хамеца В НОЧЬ НА ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО - утром; НЕ ПРОВЕРИЛ ЧЕТЫРНАДЦАТОГО утром - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ В СРОК уничтожения хамеца, то есть в течение шестого часа; НЕ ПРОВЕРИЛ В СРОК - ПУСТЬ ПРОВЕРИТ ПОСЛЕ ИСТЕЧЕНИЯ СРОКА. Это значит, что, по мнению Раши, бдикат-хамец можно совершать даже по прошествии времени, предназначенного для уничтожения хамеца, то есть в течение всего дня 14 нисана вплоть до наступления темноты (см. "Тосфот-Йомтов"). Однако во время Песаха искать хамец уже нельзя: так как тому, кто ест хамец в Песах, грозит карет; мудрецы тоже запрещают бдикат-хамец в праздничную неделю из опасения, как бы нашедший тогда хамец не забыл о его запрете и не съел его (Гаран от имени Раши).

МИШНА ЧЕТВЕРТАЯ

(ד) רַבִּי מֵאִיר אוֹמֵר, אוֹכְלִין כָּל חָמֵשׁ וְשׂוֹרְפִין בִּתְחִלַּת שֵׁשׁ. וְרַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, אוֹכְלִין כָּל אַרְבַּע, וְתוֹלִין כָּל חָמֵשׁ, וְשׂוֹרְפִין בִּתְחִלַּת שֵׁשׁ:

РАБИ МЕИР ГОВОРИТ: ЕДЯТ ВЕСЬ ПЯТЫЙ час И СЖИГАЮТ В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО. А РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ЕДЯТ ВЕСЬ ЧЕТВЕРТЫЙ, ВЫЖИДАЮТ ВЕСЬ ПЯТЫЙ И СЖИГАЮТ В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ЧЕТВЕРТОЙ

Эта мишна учит, до какого времени в канун Песаха можно есть хамец и когда надлежит его уничтожить. Для понимания этой мишны следует разъяснить, о каких часах идет здесь речь.

Все часы, упоминаемые в Мишне, - это так называемые ВРЕМЕННЫЕ ЧАСЫ, а не постоянная единица времени, принятая в наше время Они получаются от деления на 12 частей всего светлого времени суток от начала рассвета до времени, когда на небе зажигаются звезды (согласно другой точке зрения - от восхода и до захода солнца) То есть, временной час - это 1/12 часть дня Правда, в Стране Израиля в середине месяца нисана продолжительность дня - 12-13 часов, и потому между общепринятыми сейчас часами и временными почти нет различия 'Однако способы их отсчета существенно различаются для нас точкой отсчета часов служит полночь (а также полдень), а во времена Мишны это было начало рассвета (или, как упоминалось, восход солнца)

РАБИ МЕИР ГОВОРИТ: четырнадцатого нисана хамец ЕДЯТ ВЕСЬ ПЯТЫЙ ЧАС - то есть, хамец можно есть все первые пять часов дневного времени. Например, если день продолжается 12 современных часов от 6 часов утра до 6 часов вечера, то хамец можно есть до 11 часов утра. И СЖИГАЮТ хамец В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО часа.

Хотя по букве закона Торы хамец становится запретным только в полдень, мудрецы наложили дополнительное ограничение и предписали уничтожать его часом раньше - из опасения, что люди не заметят наступления полудня и будут думать, что все еще продолжается шестой час.

А РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: четырнадцатого нисана хамец ЕДЯТ ВЕСЬ ЧЕТВЕРТЫЙ час - то есть, примерно до 10 часов утра по нашему времени.

По мнению раби Йегуды, мудрецы постановили, что запрет хамеца вступает в силу еще за два часа до того времени, когда он становится запрещенным по букве, закона Торы. Затем ВЫЖИДАЮТ ВЕСЬ ПЯТЫЙ час - то есть уже не едят хамец, но еще его не сжигают.

Это ограничение мудрецы наложили, опасаясь ошибки на целых два часа, так как хамец находится в руках простых людей и невежд, не следящих за точным временем.

Гемара разъясняет, что хотя в пятом часу солнце еще находится в восточной половине неба, а в седьмом - уже заметно переходит на западную и ошибка, казалось бы, исключена, мудрецы все-таки приняли это установление на случай, если 14 нисана будет пасмурным днем, когда можно спутать даже пятый час с седьмым.

И СЖИГАЮТ хамец В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО часа - то есть часа, предшествующего полудню. Поскольку с начала седьмого часа уже вступает в силу запрет Торы, мудрецы запретили извлекать из хамеца какую бы то ни было пользу уже часом раньше. Впрочем, в течение пятого часа, хотя есть хамец нельзя, какую-либо пользу извлекать из него все еще разрешается - например, можно скормить его скотине.

И ГАЛАХА СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ЙЕГУДЫ.

МИШНА ПЯТАЯ

(ה) וְעוֹד אָמַר רַבִּי יְהוּדָה, שְׁתֵּי חַלּוֹת שֶׁל תּוֹדָה פְּסוּלוֹת מֻנָּחוֹת עַל גַּג הָאִצְטְבָא. כָּל זְמַן שֶׁמֻּנָּחוֹת, כָּל הָעָם אוֹכְלִים. נִטְלָה אַחַת, תּוֹלִין, לֹא אוֹכְלִין וְלֹא שׂוֹרְפִין. נִטְלוּ שְׁתֵּיהֶן הִתְחִילוּ כָּל הָעָם שוֹרְפִין. רַבָּן גַּמְלִיאֵל אוֹמֵר, חֻלִּין נֶאֱכָלִין כָּל אַרְבַּע, וּתְרוּמָה כָּל חָמֵשׁ, וְשׂוֹרְפִין בִּתְחִלַּת שֵׁשׁ:

И ЕЩЕ СКАЗАЛ РАБИ ЙЕГУДА: ДВЕ ХАЛЫ ИЗ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ ТОДА, СТАВШИЕ НЕПРИГОДНЫМИ, КЛАЛИ НА КРЫШУ ПОРТИКА; ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА ОНИ там ЛЕЖАТ, ВЕСЬ НАРОД ЕСТ хамец; СНЯЛИ ОДНУ - ВЫЖИДАЮТ, НЕ ЕДЯТ И НЕ СЖИГАЮТ; СНЯЛИ ОБЕ - ВЕСЬ НАРОД НАЧИНАЕТ СЖИГАТЬ хамец. РАБАН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: хамец-ХУЛИН ЕДЯТ ВЕСЬ ЧЕТВЕРТЫЙ час, А ТРУМУ - ВЕСЬ ПЯТЫЙ; СЖИГАЮТ ЖЕ В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЯТОЙ

Это - продолжение предыдущей мишны. Здесь говорится, как в канун Песаха из Храма подавали народу знаки, когда еще можно есть хамец и с какого времени возникает обязанность его уничтожить.

И ЕЩЕ СКАЗАЛ РАБИ ЙЕГУДА: ДВЕ ХАЛЫ ИЗ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ ТОДА, испеченные из кислого теста, то есть хамец, СТАВШИЕ НЕПРИГОДНЫМИ для жертвоприношения и потому запрещенные в пищу (как будет объяснено ниже), 14 нисана КЛАЛИ НА КРЫШУ ПОРТИКА на территории Храмовой горы, откуда они были видны всем. Эти халы служили сигналом: ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА ОНИ там

ЛЕЖАТ, хамец все еще можно есть, и ВЕСЬ НАРОД ЕСТ хамец; СНЯЛИ ОДНУ из хал - в начале пятого часа приходит доверенное лицо бейт-дина и снимает с крыши портика одну халу - ВЫЖИДАЮТ, то есть НЕ ЕДЯТ хамец, но И НЕ СЖИГАЮТ его; СНЯЛИ ОБЕ - то есть, когда в начале шестого часа доверенное лицо бейт-дина снимает вторую халу - ВЕСЬ НАРОД НАЧИНАЕТ СЖИГАТЬ свой хамец и заканчивает биур-хамец в течение этого часа.

В связи с халами из жертвоприношения тода Гемара разъясняет, что всякий, кто был обязан его совершить, обязан был сделать это самое позднее 13 нисана.

Дело в том, что в состав этого жертвоприношения входит сорок хлебов, из которых 30 - маца и 10 - хамец. Те части жертвоприношения тода, которые предназначаются для еды, можно есть в течение только одного дня и одной ночи. Следовательно, если это жертвоприношение совершают 14 нисана, то хамец, входящий в него, можно есть только до шестого часа. Однако это находится в непримиримом противоречии с принципом, согласно которому "святыни нельзя доводить до состояния непригодности". В данном случае это означает, что нельзя сознательно укорачивать время, в течение которого соответствующие части жертвоприношения можно есть и тем самым приводить значительную часть его в состояние нотар (так как те части жертвоприношений, которые остаются после истечения предписанного времени, становятся непригодными и подлежат сожжению).

По этой причине мудрецы ограничили время совершения жертвоприношения тода перед праздником Песах 13 нисана. Однако и тогда из-за обилия хлеба в этом жертвоприношении когены, как правило, не успевали съесть его, так что часть его неизбежно становилась нотаром. Вот из этих-то хлебов брали две халы и клали их на крышу портика на Храмовой горе. Однако в случае, если халы тода все же не становились нотаром, их не брали, чтобы собственными руками не делать святыню непригодной для приношения Всевышнему.

РАБАН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: хамец-ХУЛИН ЕДЯТ 14 нисана ВЕСЬ ЧЕТВЕРТЫЙ, час А хамец-ТРУМУ - ВЕСЬ ПЯТЫЙ.

Дело в том, что все время, пока трума годится в пищу, ее нельзя сознательно портить.

СЖИГАЮТ ЖЕ весь хамец, в том числе и труму, В НАЧАЛЕ ШЕСТОГО часа - потому что тогда вступает в силу запрет мудрецов извлекать из хамеца какую бы то ни было пользу (Гамеири).

Однако ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБАНА ГАМЛИЭЛЯ: весь пятый час выжидают: не едят и не сжигают никакой хамец - ни хулин, ни труму.

МИШНА ШЕСТАЯ

(ו) רַבִּי חֲנִינָא סְגַן הַכֹּהֲנִים אוֹמֵר, מִימֵהֶם שֶׁל כֹּהֲנִים לֹא נִמְנְעוּ מִלִּשְׂרוֹף אֶת הַבָּשָׂר שֶׁנִּטְמָא בִוְלַד הַטֻּמְאָה עִם הַבָּשָׂר שֶׁנִּטְמָא בְאַב הַטֻּמְאָה, אַף עַל פִּי שֶׁמּוֹסִיפִין טֻמְאָה עַל טֻמְאָתוֹ. הוֹסִיף רַבִּי עֲקִיבָא וְאָמַר, מִימֵהֶם שֶׁל כֹּהֲנִים לֹא נִמְנְעוּ מִלְּהַדְלִיק אֶת הַשֶּׁמֶן שֶׁנִּפְסַל בִּטְבוּל יוֹם בְּנֵר שֶׁנִּטְמָא בִטְמֵא מֵת, אַף עַל פִּי שֶׁמּוֹסִיפִין טֻמְאָה עַל טֻמְאָתוֹ:

РАБИ ХАНИНА, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПЕРВОСВЯЩЕННИКА, ГОВОРИТ: НИКОГДА КОГЕНЫ НЕ КОЛЕБАЛИСЬ, чтобы СЖЕЧЬ МЯСО, ОСКВЕРНЕННОЕ НИЗКОЙ СТЕПЕНЬЮ РИТУАЛЬНОЙ НЕЧИСТОТЫ, ВМЕСТЕ С МЯСОМ, ОСКВЕРНЕННЫМ ВЫСОКОЙ СТЕПЕНЬЮ РИТУАЛЬНОЙ НЕЧИСТОТЫ - НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ПРИ ЭТОМ НЕЧИСТОТУ УВЕЛИЧИВАЮТ. ДОБАВИЛ РАБИ АКИВА, СКАЗАВ: НИКОГДА КОГЕНЫ НЕ КОЛЕБАЛИСЬ ЗАЖЕЧЬ МАСЛО, ОСКВЕРНЕННОЕ ЧЕЛОВЕКОМ В СОСТОЯНИИ ОДНОДНЕВНОЙ НЕЧИСТОТЫ, В СВЕТИЛЬНИКЕ, ОСКВЕРНЕННОМ ПРИКОСНУВШИМСЯ К ТРУПУ - НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ПРИ ЭТОМ НЕЧИСТОТУ УВЕЛИЧИВАЮТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ШЕСТОЙ

Эта мишна обсуждает проблему сожжения жертвенного мяса, оскверненного низкой степенью ритуальной нечистоты, вместе с мясом других жертвоприношений, оскверненных высокой степенью ритуальной нечистоты. Хотя, на первый взгляд, ее содержание никак не связано с темой этой главы, сведения, которые она сообщает, необходимы для понимания проблем, обсуждаемых в следующей, седьмой мишне.

В ритуальной нечистоте существует несколько уровней. Высший, источником которой является мертвый человек, называется "отцом отцов нечистоты". Соприкоснувшийся с трупом - безразлично, человек ли или какой-нибудь предмет обихода - сам становится источником этой нечистоты, так называемым "отцом нечистоты". Есть и другие "отцы нечистоты"- например, мертвый шерец, падаль чистого животного, зав, мцора и т.д. (см. тр. Мишны "Кейлим", гл.1). Тот, кто прикоснется к "отцу нечистоты", становится "первым по нечистоте" и способен, в свою очередь, сообщать ритуальную нечистоту только пище и напиткам. Так, если "первый по нечистоте" прикоснулся к еде, она стала "вторым по нечистоте". Галаха гласит, что "второй по нечистоте" делает "третьим по нечистоте" только труму, а "третий по нечистоте" - "четвертым по нечистоте" только святыни. Все степени ритуальной нечистоты, более низкие, чем "отец нечистоты", образно называются "детьми [отца] нечистоты". Степень нечистоты, сообщаемая "отцом нечистоты", считается высокой, поскольку она оскверняет и самого человека, и неодушевленные предметы обихода. В отличие от этого "дети [отца] нечистоты" обладают низкой степенью нечистоты, потому что не в состоянии осквернить ни человека, ни его орудия, а только еду и питье (как упоминалось выше).

РАБИ ХАНИНА, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПЕРВОСВЯЩЕННИКА на случай, если тот окажется не в состоянии исполнять свои обязанности в Йом-Кипур, а также выполняющий определенные функции, которые определяет первосвященник, ГОВОРИТ: НИКОГДА КОГЕНЫ во время своей службы в Храме НЕ КОЛЕБАЛИСЬ, чтобы СЖЕЧЬ жертвенное МЯСО, ОСКВЕРНЕННОЕ НИЗКОЙ СТЕПЕНЬЮ РИТУАЛЬНОЙ НЕЧИСТОТЫ.

Согласно Гемаре, речь идет о "третьем по нечистоте" ("сыне сына [отца] нечистоты"), осквернившемся от "второго по нечистоте". И тем не менее, когены никогда не останавливались перед тем, чтобы сжечь такое мясо ВМЕСТЕ С МЯСОМ других жертвоприношений, ОСКВЕРНЕННЫМ ВЫСОКОЙ СТЕПЕНЬЮ РИТУАЛЬНОЙ НЕЧИСТОТЫ - то есть вместе с "первым по нечистоте", получившим ее от "отца нечистоты", - НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ПРИ ЭТОМ НЕЧИСТОТУ УВЕЛИЧИВАЮТ: "третий по нечистоте", соприкоснувшись с первым по нечистоте , становится "вторым по нечистоте". Когены считали, что, поскольку мясо жертвенного животного все равно осквернилось и, став негодным, должно быть сожжено, уже не имеет значения, что оно получит более высокую степень ритуальной нечистоты.

Правда, Тора велит беречь святыни от скверны, однако нигде в ней не сказано, что если они уже осквернились, нельзя прибавлять им нечистоту. К тому же нечистота, о которой идет здесь речь, вообще не связана с буквой закона Торы, а представляет собой дополнительный запрет, наложенный мудрецами.

Сказано в Торе (Ваикра 11:38): "А если будет смочено водою зерно и упадет на него [даже] часть мертвого гада (шереца), нечистым станет оно для вас". Раз сказано "станет ОНО", мудрецы Торы заключают, что по букве закона Торы только "оно" нечисто, однако не в состоянии сделать нечистым другой съестной продукт. Все же, как упоминалось выше, они постановили, что нечистая в ритуальном отношении пища делает ритуально нечистой любую еду, с которой она соприкоснулась. И все-таки в случае, когда нечистый продукт все равно должен быть уничтожен, мудрецы уже не придают значения увеличению степени его нечистоты.

К тому, что сообщил раби Ханина, заместитель первосвященника, ДОБАВИЛ РАБИ АКИВА, СКАЗАВ: НИКОГДА КОГЕНЫ НЕ КОЛЕБАЛИСЬ ЗАЖЕЧЬ МАСЛО, ОСКВЕРНЕННОЕ ЧЕЛОВЕКОМ В СОСТОЯНИИ ОДНОДНЕВНОЙ ритуальной НЕЧИСТОТЫ.

"Однодневная нечистота" - это низкая степень ритуальной нечистоты. Чтобы освободиться от нее, человек должен только окунуться в миквэ еще днем и дождаться захода солнца, который возвращает ему ритуальную чистоту. В нашей мишне речь идет о человеке, который уже окунулся в миквэ и до заката солнца имеет статус "второго по нечистоте". Дотронувшись до масла, являющегося трумой, он делает его "третьим по нечистоте".

Ритуально нечистое масло - трума разрешено для использования, и потому, согласно раби Акиве, когены без всяких колебаний всегда зажигали такое масло В СВЕТИЛЬНИКЕ, ОСКВЕРНЕННОМ человеком, ПРИКОСНУВШИМСЯ К ТРУПУ - то есть находящимся в состоянии высшей степени ритуальной нечистоты.

Гемара разъясняет, что речь здесь идет именно о МЕТАЛЛИЧЕСКОМ светильнике, то есть о металлической масляной лампе. Галаха говорит, что металлический предмет, соприкоснувшийся с трупом, становится равным ему по степени ритуальной нечистоты, то есть "отцом отцов нечистоты". Если же до него дотронулся человек, оскверненный трупной нечистотой, то, все равно, металлический предмет точно так же приобретает ту же самую степень ритуальной нечистоты: он становится "отцом нечистоты".

Об этой особенности металлических предметов в отношении трупной нечистоты в Торе сказано так (Бемидбар 19:16): "И всякий, кто прикоснется в открытом поле к трупу [человека], убитого мечом... будет нечист семь дней". Согласно Устной Торе, это - намек на то, что и меч, которым убили человека, становится таким же источником трупной нечистоты, как само мертвое тело. Значит, светильник, о котором говорит раби Акива, - "отец нечистоты" и делает налитое в него масло "первым по нечистоте".

И все-таки когены не придавали этому значения, НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ПРИ ЭТОМ НЕЧИСТОТУ УВЕЛИЧИВАЮТ: масло, которое было лишь "третьим по нечистоте", теперь становилось "первым по нечистоте".

Что же именно прибавил раби Акива к словам раби Ханины, заместителя первосвященника?

Раби Ханина засвидетельствовал, что мясо жертвенных животных, находящееся в состоянии "третий по нечистоте", сознательно делают "вторым по нечистоте", то есть прибавляют ему еще одну степень нечистоты. А раби Акива сказал, что масло, имеющее статус "третий по нечистоте", делают даже "первым по нечистоте" - раз уж оно все равно осквернено, не боятся собственноручно прибавить ему целых ДВЕ степени нечистоты.

МИШНА СЕДЬМАЯ

 (ז) אָמַר רַבִּי מֵאִיר, מִדִּבְרֵיהֶם לָמַדְנוּ, שֶׁשּׂוֹרְפִין תְּרוּמָה טְהוֹרָה עִם הַטְּמֵאָה בַפֶּסַח. אָמַר לוֹ רַבִּי יוֹסֵי, אֵינָה הִיא הַמִּידָה. וּמוֹדִים רַבִּי אֱלִיעֶזֶר וְרַבִּי יְהוֹשֻׁעַ, שֶׁשּׂוֹרְפִין זוֹ לְעַצְמָהּ וְזוֹ לְעַצְמָהּ. עַל מַה נֶחֱלָקוּ, עַל הַתְּלוּיָה וְעַל הַטְּמֵאָה, שֶׁרַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר, תִּשָּׂרֵף זוֹ לְעַצְמָהּ וְזוֹ לְעַצְמָהּ. וְרַבִּי יְהוֹשֻׁעַ אוֹמֵר, שֶׁתֵּיהֶן כְּאֶחָת:

СКАЗАЛ РАБИ МЕИР: ИЗ ИХ СЛОВ МЫ ВЫВЕЛИ, ЧТО НА ПЕСАХ СЖИГАЮТ ЧИСТУЮ ТРУМУ ВМЕСТЕ С НЕЧИСТОЙ. СКАЗАЛ ЕМУ РАБИ ЙОСЕЙ: ПОДХОД твой НЕВЕРЕН. И СОГЛАСНЫ РАБИ ЭЛИЭЗЕР С РАБИ ЙЕГОШУА В ТОМ, ЧТО ЭТУ СЖИГАЮТ ОТДЕЛЬНО, А ЭТУ - ОТДЕЛЬНО. В ЧЕМ ЖЕ ОНИ НЕ СОГЛАСНЫ? ПО ПОВОДУ СОМНИТЕЛЬНОЙ трумы И НЕЧИСТОЙ. ПОТОМУ ЧТО РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: ПУСТЬ ЭТА СГОРИТ САМА ПО СЕБЕ, А ЭТА - САМА ПО СЕБЕ, А РАБИ ЙЕГОШУА ГОВОРИТ: ОБЕ СРАЗУ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ СЕДЬМОЙ

СКАЗАЛ РАБИ МЕИР: ИЗ ИХ СЛОВ - то есть из слов раби Ханины, заместителя первосвященника, и раби Акивы, что когены никогда не колебались прибавить степень нечистоты тому, что и так уже стало нечистым, - МЫ ВЫВЕЛИ, ЧТО НА ПЕСАХ - то есть, в канун Песаха, совершая биур-хамец, СЖИГАЮТ ЧИСТУЮ ТРУМУ ВМЕСТЕ С НЕЧИСТОЙ. Несмотря на то, что в этот день ритуально чистую труму-хамец нельзя есть в шестом часу дня лишь по постановлению мудрецов, сжигать ее, тем не менее, можно вместе с ритуально нечистой трумой, хотя она при этом оскверняется. Раби Меир считает это дозволенным точно так же, как и увеличение степени нечистоты уже оскверненного (о чем говорят раби Ханина, заместитель первосвященника, и раби Акива).

СКАЗАЛ ЕМУ РАБИ ЙОСЕЙ: ПОДХОД твой НЕВЕРЕН. Сама основа твоего рассуждения неверна: если раби Ханина, заместитель первосвященника, и раби Акива разрешают увеличивать степень нечистоты продукта, который уже осквернен, то из этого вовсе не следует, что позволительно ЧИСТУЮ труму сжигать вместе с нечистой, собственными руками оскверняя ее.

Гемара разъясняет, что и раби Меир, и раби Йосей считают, что мясо, имеющее низкую степень ритуальной нечистоты, осквернено жидкостью, в свою очередь, получившей ее от сосуда, которого коснулся шерец. Раби Меир считает, что питье передает ритуальную нечистоту чему-то другому, даже еде, только по постановлению мудрецов. Значит, мясо, о котором сказал раби Ханина, по букве закона Торы, совершенно чисто. Следовательно, раз когены, не колеблясь, сжигали такое мясо вместе с другим, нечистым уже по закону Торы, вполне позволительно в шестом часу 14 нисана, когда труму-хамец нельзя есть тоже только по постановлению мудрецов, сжигать ее вместе с трумой, нечистой согласно букве закона Торы.

Однако раби Йосей полагает, что способность напитка передавать свою нечистоту - это буква закона Торы, и поэтому отвечает раби Меиру: ПОДХОД ТВОЙ НЕВЕРЕН. Мясо, о котором сказал раби Ханина, с самого начала было нечисто согласно букве закона Торы, а вот трума, о которой ты говоришь, с точки зрения Торы, совершенно чиста, и лишь есть ее нельзя по постановлению мудрецов.

ОДНАКО ГАЛАХА РЕШАЕТ, ЧТО СПОСОБНОСТЬ НАПИТКА ОСКВЕРНЯТЬ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ НЕ БУКВА ЗАКОНА ТОРЫ, А ПОСТАНОВЛЕНИЕ МУДРЕЦОВ; ОДНАКО В ОБСУЖДАЕМОМ СЛУЧАЕ ГАЛАХА СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ЙОСЕЙ: НАКАНУНЕ

ПЕСАХА ЧИСТУЮ ТРУМУ НЕ СЖИГАЮТ ВМЕСТЕ С НЕЧИСТОЙ.

И СОГЛАСНЫ РАБИ ЭЛИЭЗЕР С РАБИ ЙЕГОШУА.

Это - продолжение слов раби Йосей: он добавляет, что, несмотря на разногласия в вопросе о сомнительной и нечистой труме (о чем будет сказано ниже), раби Элиэзер и раби Йегошуа согласны В ТОМ, ЧТО ЭТУ - то есть чистую труму

- СЖИГАЮТ ОТДЕЛЬНО, А ЭТУ - то есть нечистую труму

- СЖИГАЮТ ОТДЕЛЬНО, когда совершают биур-хамец.

Спрашивается, В ЧЕМ ЖЕ ОНИ НЕ СОГЛАСНЫ?

Оказывается, что они занимают различные позиции ПО ПОВОДУ СОМНИТЕЛЬНОЙ трумы, о чистоте или нечистоте которой точно не известно, И также относительно трумы, достоверно НЕЧИСТОЙ: можно ли ИХ сжигать вместе?

ПОТОМУ ЧТО РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: ПУСТЬ ЭТА - чистая трума - СГОРИТ САМА ПО СЕБЕ, А ЭТА - нечистая трума - САМА ПО СЕБЕ, так как Галаха предписывает охранять от достоверного осквернения даже ту труму, чистота которой под сомнением (см. тр. Мишны "Трумот" 8:8).

А РАБИ ЙЕГОШУА ГОВОРИТ: ОБЕ СРАЗУ. Можно сжигать вместе сомнительную и достоверно нечистую труму: раз уже есть вероятность того, что трума осквернена, мы не обязаны охранять ее от достоверной нечистоты.

ГЛАВА ВТОРАЯ

МИШНА ПЕРВАЯ

(א) כָּל שָׁעָה שֶׁמֻּתָּר לֶאֱכוֹל, מַאֲכִיל לַבְּהֵמָה לַחַיָּה וְלָעוֹפוֹת, וּמוֹכְרוֹ לַנָּכְרִי, וּמֻתָּר בַּהֲנָאָתוֹ. עָבַר זְמַנּוֹ, אָסוּר בַּהֲנָאָתוֹ, וְלֹא יַסִּיק בּוֹ תַּנּוּר וְכִירַיִם. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, אֵין בִּעוּר חָמֵץ אֶלָּא שְׂרֵפָה. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, אַף מְפָרֵר וְזוֹרֶה לָרוּחַ אוֹ מַטִּיל לַיָּם:

ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА РАЗРЕШЕНО ЕСТЬ хамец, КОРМЯТ им домашних ЖИВОТНЫХ, ЗВЕРЕЙ И ПТИЦ, И ПРОДАЮТ ЕГО НЕЕВРЕЮ, И МОЖНО ИЗВЛЕКАТЬ ИЗ НЕГО любую ПОЛЬЗУ. ПРОШЛО ЕГО ВРЕМЯ - НЕЛЬЗЯ ИЗВЛЕКАТЬ ИЗ НЕГО какую бы то ни было ПОЛЬЗУ, И никто НЕ ЗАТОПИТ ИМ НИ ПЕЧЬ, НИ ПЛИТУ. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: НЕТ ДРУГОГО СПОСОБА УНИЧТОЖИТЬ ХАМЕЦ, КРОМЕ СОЖЖЕНИЯ. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: ТАКЖЕ КРОШАТ его И РАЗВЕИВАЮТ ПО ВЕТРУ ИЛИ БРОСАЮТ В МОРЕ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЕРВОЙ

Эта мишна разъясняет, до каких пор в канун Песаха можно использовать хамец, а также каким способом его уничтожают.

ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА 14 нисана РАЗРЕШЕНО ЕСТЬ хамец, КОРМЯТ им домашних ЖИВОТНЫХ, ЗВЕРЕЙ И ПТИЦ.

Гемара разъясняет, что наша мишна выражает точку зрения рабана Гамлиэля, считающего, что "хамец-ХУЛИН ЕДЯТ ВЕСЬ ЧЕТВЕРТЫЙ час, А ТРУМУ - ВЕСЬ ПЯТЫЙ", и сообщает, что все время, пока КОГЕНУ разрешено есть хамец-ТРУМУ - то есть, весь пятый час, - ПРОСТО ЕВРЕИ (не когены и не левиты) кормят хамецем-хулин своих домашних животных.

Иными словами: несмотря на то, что просто евреям уже нельзя есть хамец, они пока еще имеют право извлекать из него любую пользу. Причем мишна говорит, что хамец можно скармливать скоту - хотя, как правило, скот не доедает корм до конца и есть вероятность, что хозяин забудет уничтожить эти остатки.

Кроме того, хамецем можно кормить домашних животных, а они обычно прячут остатки своей пищи, так что недоеденный ими хамец хозяин может не заметить и не уничтожить его. Что же касается птиц, то танай нашей мишны, упомянув скот и зверей, назвал их просто по инерции (Псахим 21 а).

И ПРОДАЮТ ЕГО НЕЕВРЕЮ - все время, пока можно извлекать из хамеца пользу, разрешено продавать его нееврею даже в том случае, если известно, что тот будет есть его в Песах.

Гемара разъясняет, что это сказано в качестве противопоставления точке зрения мудрецов школы Шамая. Они говорят, что "продать свой хамец нееврею можно только тогда, когда [точно] известно, что тот израсходует его до конца [еще] перед Песахом". Дело в том, что, согласно школе Шамая, исполнение заповеди биур-хамец подразумевает полное уничтожение хамеца перед Песахом, и наша мишна призвана сообщить, что галаха не соответствует этому мнению.

И МОЖНО ИЗВЛЕКАТЬ ИЗ НЕГО любую ПОЛЬЗУ. Гемара уточняет, что если еще до наступления времени, с которого хамец становится запретным, его обожгут в огне так, что он совершенно потеряет свой вид и вкус (Раши), то даже после того, как наступит время его запрета, его все еще можно будет использовать.

ПРОШЛО ЕГО ВРЕМЯ - то есть время, когда хамец можно употреблять в пищу, или, иными словами, наступил шестой час - НЕЛЬЗЯ ИЗВЛЕКАТЬ ИЗ НЕГО какую бы то ни было ПОЛЬЗУ. Несмотря на то, что по букве закона Торы хамец становится запретным для какого бы то ни было употребления только с наступлением седьмого часа (то есть с полудня), мудрецы наложили дополнительный запрет, чтобы отдалить человека от вероятности преступить закон Торы, и запретили какое бы то ни было использование хамеца еще с начала шестого часа.

Чтобы проиллюстрировать, что запрет мудрецов имеет такую же силу, как запрет Торы, Гемара приводит такой пример: если кто-либо в шестом часу использовал хамец для совершения кидушин, то это не имеет абсолютно никакого значения и нет ни малейшего сомнения в том, что женщина осталась необрученной (см. Псахим 21б).

И никто НЕ ЗАТОПИТ ИМ - то есть хамецем - НИ ПЕЧЬ, НИ ПЛИТУ. Причем даже раби Йегуда, вообще-то считающий, что "нет другого способа уничтожить хамец, кроме сожжения" (как сказано ниже), согласен, что в это время уже нельзя даже топить хамецем печь или плиту, несмотря на то, что тем самым, как будто бы, исполняют заповедь биур-хамеи.

Итак, РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: НЕТ ДРУГОГО СПОСОБА УНИЧТОЖИТЬ ХАМЕЦ, КРОМЕ СОЖЖЕНИЯ. Основанием для его точки зрения является аналогия между хамецем и котором: как запрещено оставлять части жертвоприношений после истечения определенного времени, а если они остались, их надлежит сжечь, так и хамец запрещено оставлять после истечения определенного времени, а если он все же остался, его надлежит сжечь (вывод барайты в Псахим 28а).

А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: ТАКЖЕ КРОШАТ его, то есть хамец, на мелкие крошки И РАЗВЕИВАЮТ их ПО ВЕТРУ ИЛИ БРОСАЮТ В МОРЕ.

Гемара приводит различные точки зрения амораев на то, как следует понимать слова мудрецов. По мнению Раба, слова "также крошат [его]" означают, что независимо от того, развеивают ли хамец по ветру или бросают его в море, предварительно его следует искрошить. Однако рав Йосеф делит высказывание мудрецов на две части и объясняет, что если хамец "развеивают по ветру", только в этом случае его необходимо раскрошить, - бросить в море его можно и нераскрошенным. (Впрочем, их разногласие относится только в тому случаю, когда хамец выбрасывают в любой водоем, кроме Мертвого моря. Если же хамец бросают именно в Мертвое море, то все сходятся во мнении, что тогда можно его не крошить.)

Мудрецы, возражая раби Йегуде, опираются на следующие слова Торы (Шмот, 29:34): "СОЖГИ ОСТАТОК В ОГНЕ". Они рассуждают так: почему сказано "ОСТАТОК", ведь можно было бы сказать "сожги ЕГО в огне"? Но отсюда видно, что Тора подчеркивает: из всех видов пищи, которые запрещены и должны быть уничтожены, только сожжению подлежит именно нотар. Следовательно, биур-хамец можно совершать любым способом (Псахим 24а; см. также 28а, Тосафот, нач. "Амру ло").

Мы объяснили суть разногласий между раби Йегудой и мудрецами в свете вывода, к которому приходит барайта, цитируемая в Гемаре. Однако Бартанура берет за основу своего объяснения точки зрения раби Йегуды иную аналогию между нотаром и хамецем (о которой также говорит барайта): "Нотар запрещен в пищу и для использования, а за нарушение запрета о нем грозит карет, и также хамец запрещен в пищу и для использования, а за нарушение запрета о нем грозит карет; следовательно, как нотар подлежит сожжению, так и хамец подлежит сожжению". Однако мудрецы возражают раби Йегуде: "Закон о быке, приговоренном убиению камнем, доказывает, что это не так: сало этого быка запрещено в пищу и для использования, а за нарушение запрета о нем грозит карет, однако оно не подлежит сожжению" (см. "Тосфот р.Акивы Эйгера" и "Тифэрет Исраэль").

МИШНА ВТОРАЯ

(ב) חָמֵץ שֶׁל נָכְרִי שֶׁעָבַר עָלָיו הַפֶּסַח, מֻתָּר בַּהֲנָאָה. וְשֶׁל יִשְׂרָאֵל, אָסוּר בַּהֲנָאָה. שֶׁנֶּאֱמַר (שמות יג) לֹא יֵרָאֶה לְךָ (שְׂאֹר):

ХАМЕЦ НЕЕВРЕЯ, ОСТАВШИЙСЯ ПОСЛЕ ПЕСАХА, РАЗРЕШЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, А хамец ЕВРЕЯ - ЗАПРЕЩЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ТАК КАК СКАЗАНО (Шмот 13:7): "И ПУСТЬ НИКТО даже НЕ СМОЖЕТ УВИДЕТЬ ЗАКВАСКИ".

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВТОРОЙ

Эта мишна говорит о хамеце, который остался после Песаха.

ХАМЕЦ НЕЕВРЕЯ, ОСТАВШИЙСЯ ПОСЛЕ ПЕСАХА, РАЗРЕШЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ - евреям из него можно извлекать любую пользу, в том числе употреблять его в пищу. Только из-за того, что затем сказано о хамеце еврея - "запрещен для использования", наш танай ради единства стиля изложения употребляет здесь выражение "разрешен для использования". А Талмуд Йерушалми говорит, что он не сказал о нееврейском хамеце просто "разрешен для еды" потому, что некоторые евреи вообще не едят нееврейского хлеба.

А хамец ЕВРЕЯ, который прошел через Песах, ЗАПРЕЩЕН ДЛЯ какого бы то ни было ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ТАК КАК СКАЗАНО в Торе (Шмот 13:7): "И ПУСТЬ НИКТО [ДАЖЕ] НЕ СМОЖЕТ УВИДЕТЬ ЗАКВАСКИ во всех пределах твоих". Гемара объясняет, что мудрецы наказали еврея, преступившего этот запрет Торы и оставившего на Песах у себя свой хамец, следующим образом: даже после того, как Песах закончился, этот хамец запрещен для какого бы то ни было использования.

Таков смысл этой мишны в свете вывода Гемары. Однако Бартанура приводит еще один вариант объяснения (согласно другой точке зрения, приводимой в Гемаре): цитата, которой заканчивается наша мишна, относится к ее НАЧАЛУ. То есть мишна сообщает, что ХАМЕЦ НЕЕВРЕЯ, ОСТАВШИЙСЯ ПОСЛЕ ПЕСАХА, РАЗРЕШЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ потому, что сказано в Торе: "И ПУСТЬ НИКТО даже НЕ СМОЖЕТ УВИДЕТЬ ЗАКВАСКИ во всех пределах твоих" - СВОЙ хамец ты не имеешь права видеть в своем владении, однако ты можешь там видеть ЧУЖОЙ хамец (Псахим 29а; см. также "Тосфот р.Акивы Эйгера).

МИШНА ТРЕТЬЯ

(ג) נָכְרִי שֶׁהִלְוָה אֶת יִשְׂרָאֵל עַל חֲמֵצוֹ, אַחַר הַפֶּסַח מֻתָּר בַּהֲנָאָה. וְיִשְׂרָאֵל שֶׁהִלְוָה אֶת הַנָּכְרִי עַל חֲמֵצוֹ, אַחַר הַפֶּסַח אָסוּר בַּהֲנָאָה. חָמֵץ שֶׁנָּפְלָה עָלָיו מַפֹּלֶת, הֲרֵי הוּא כִמְבֹעָר. רַבָּן גַּמְלִיאֵל אוֹמֵר, כָּל שֶׁאֵין הַכֶּלֶב יָכוֹל לְחַפֵּשׂ אַחֲרָיו:

Если НЕЕВРЕЙ ДАЛ ЕВРЕЮ ВЗАЙМЫ ПОД ЗАЛОГ ЕГО ХАМЕЦА, этот хамец ПОСЛЕ ПЕСАХА РАЗРЕШЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ. А если ЕВРЕЙ ДАЛ ВЗАЙМЫ НЕЕВРЕЮ ПОД ЗАЛОГ ЕГО ХАМЕЦА, этот хамец ПОСЛЕ ПЕСАХА ЗАПРЕЩЕН ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ. ХАМЕЦ, ОКАЗАВШИЙСЯ ПОД ОБВАЛОМ, - ВСЕ РАВНО, КАК УНИЧТОЖЕННЫЙ. РАБАН ШИМОН БЕН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: ЛЮБОЙ хамец, КОТОРЫЙ СОБАКА НЕ МОЖЕТ НАЙТИ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ТРЕТЬЕЙ

Если НЕЕВРЕЙ ДАЛ ЕВРЕЮ денег ВЗАЙМЫ перед праздником Песах ПОД ЗАЛОГ ЕГО ХАМЕЦА. Иначе говоря, еврей передал свой хамец нееврею, сказав ему: "Если я не верну тебе долг до такого-то дня, то этот хамец станет твоим С СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ". И мишна сообщает нам, что в таком случае этот хамец ПОСЛЕ ПЕСАХА РАЗРЕШЕН евреям ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, если еврей-должник не заплатил вовремя. Хамец стал принадлежать нееврею с того самого момента, когда был передан ему евреем в качестве залога, а, как мы знаем из предыдущей мишны, нееврейский хамец, оставшийся после Песаха, разрешен евреям для любого использования и даже для употребления в пищу.

Некоторые из комментаторов считают, что речь идет именно о случае, когда срок уплаты долга - раньше наступления праздника Песах (Рамбам, Законы о хамеце и маце 4:5). Другие же говорят, что даже тогда, когда срок платежа наступает только после окончания праздника, если еврей не возвратил долг, хамец становится нееврейским с самого момента получения ссуды - то есть еще до Песаха - и, следовательно, разрешенным евреям для употребления (Раавад).

А если, наоборот, ЕВРЕЙ ДАЛ денег ВЗАЙМЫ НЕЕВРЕЮ перед Песахом ПОД ЗАЛОГ ЕГО ХАМЕЦА. То есть, нееврей передал еврею принадлежащий ему хамец и условился: "Если я не верну мой долг вовремя, этот залог станет твоим С СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ". Если, действительно, должник-нееврей не возвратил ссуды в срок, этот хамец ПОСЛЕ ПЕСАХА ЗАПРЕЩЕН евреям ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, так как стал принадлежащим еврею с того самого момента, когда он получил его из рук нееврея, то есть еще до наступления Песаха, и тем самым стал еврейским хамецем, прошедшим через Песах.

ХАМЕЦ, ОКАЗАВШИЙСЯ ПОД ОБВАЛОМ до Песаха, - ВСЕ РАВНО, КАК УНИЧТОЖЕННЫЙ, и не нужно разбирать развалины, чтобы извлечь его и уничтожить. Тем не менее, необходимо мысленно отречься от него (Гемара) - вдруг случится, что в хол-гамоэд обвал разберут и окажется, что запрет Торы иметь во своем владении хамец во время праздника Песах нарушен (Раши).

РАБАН ШИМОН БЕН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: ЛЮБОЙ хамец, находящийся под обвалом, КОТОРЫЙ СОБАКА НЕ МОЖЕТ НАЙТИ, считается как бы не существующим.

Гемара уточняет, что это относится только к случаю, когда хамец похоронен под обломками слоем не меньше трех ладоней. Однако же если он тоньше, то необходимо вытащить хамец и уничтожить - в противном случае есть опасение, что собака может учуять его и раскопать завал.

Как пишет Рамбам, рабан Шимон бен Гамлиэль не возражает первому тачаю, но разъясняет галаху о хамеце, оказавшемся под развалинами.

МИШНА ЧЕТВЕРТАЯ

(ד) הָאוֹכֵל תְּרוּמַת חָמֵץ בַּפֶּסַח בְּשׁוֹגֵג, מְשַׁלֵם קֶרֶן וָחֹמֶשׁ. בְּמֵזִיד, פָטוּר מִתַּשְׁלוּמִים וּמִדְּמֵי עֵצִים:

Если КТО-ТО ЕСТ В ПЕСАХ ХАМЕЦ-ТРУМУ НЕЧАЯННО - ОПЛАЧИВАЕТ ОСНОВНУЮ СТОИМОСТЬ И прибавляет ХОМЕШ, ПРЕДНАМЕРЕННО - СВОБОДЕН ОТ УПЛАТЫ И даже ОТ уплаты СТОИМОСТИ ДРОВ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ЧЕТВЕРТОЙ

Мишна (Трумот 6:1) учит: "Тот, кто ест труму нечаянно, оплачивает основную стоимость и прибавляет хомеш", причем в качестве платы отдает не деньги, а плоды, от которых предварительно отделяет труму и маасеры. С этого момента эти плоды - хулин становятся трумой, так как в Торе сказано об этом случае так (Ваикра 22:14): "И отдаст когену святыню" - то есть то, что достойно стать святыней. Данная мишна обсуждает вопрос, должен ли платить тот, кто, вообще не имея права есть труму, ест хамец-труму во время Песаха.

Если КТО-ТО, не имеющий права есть труму, ЕСТ В ПЕСАХ ХАМЕЦ-ТРУМУ. Например, труму, которую отделил во время Песаха от мацы, но закисшую и превратившуюся в хамец, или же труму, которую отделил от хамеца еще до наступления праздника. НЕЧАЯННО - то есть непреднамеренно, не зная, что это трума (хотя и понимая, что это хамец). Согласно закону Торы о постороннем, нечаянно съевшем труму, он ОПЛАЧИВАЕТ ОСНОВНУЮ СТОИМОСТЬ съеденной трумы И прибавляет ХОМЕШ. Несмотря на то, что хамец во время праздника Песах запрещен для использования и потому не стоит ничего, преступивший запрет есть труму все же обязан платить, так как он отдает не деньги, а плоды, стоимость которых равна стоимости трумы, которую он съел (как было сказано в предисловии к объяснению этой мишны).

Однако тот, кто в Песах съел труму-хамец ПРЕДНАМЕРЕННО, то есть сознавая, что это трума (но забыв, что это хамец), - СВОБОДЕН ОТ УПЛАТЫ. Вообще-то его статус равен статусу грабителя, который обязан возместить стоимость награбленного имущества, но не должен к ней прибавлять хомеш - поэтому и еврей, съевший труму преднамеренно, не должен платить хомеш. Но в данном случае он не оплачивает и основную стоимость тоже, по-скольку она отсутствует: как сказано выше, во время Песаха хамец не имеет никакой ценности.

И он свободен даже ОТ уплаты СТОИМОСТИ ДРОВ - то есть не платит те деньги, которые составили бы стоимость съеденного хамеца-трумы в том случае, если бы его использовали только вместо дров для топки печи.

Некоторые комментаторы разъясняют, что речь в этой мишне идет о ритуально нечистой труме. Дело в том, что ритуально чистую труму Тора разрешает использовать только для еды, питья и умащений, но топить ею печку запрещено. Однако нечистую труму коген имеет право сжечь, чтобы на этом огне приготовить себе пищу ("Тосфот Йомтов). И вот наша мишна сообщает, что съевший труму-хамец в Песах не оплачивает ее стоимость даже в качестве дров для растопки печи (Раши, Бартанура). Причина в том, что, поскольку трума-хамец в Песах не годится даже для этого, коген, лишившись ее, не потерял ничего.

МИШНА ПЯТАЯ

(ה) אֵלּוּ דְבָרִים שֶׁאָדָם יוֹצֵא בָהֶן יְדֵי חוֹבָתוֹ בַפֶּסַח, בַּחִטִּים, בַּשְּׂעוֹרִים, בַּכֻּסְּמִין וּבַשִּׁיפוֹן וּבְשִׁבֹּלֶת שׁוּעָל. וְיוֹצְאִין בַּדְּמַאי וּבְמַעֲשֵׂר רִאשׁוֹן שֶׁנִּטְּלָה תְרוּמָתוֹ, וּבְמַעֲשֵׂר שֵׁנִי וְהֶקְדֵּשׁ שֶׁנִּפְדּוּ, וְהַכֹּהֲנִים בַּחַלָּה וּבַתְּרוּמָה. אֲבָל לֹא בַטֶּבֶל, וְלֹא בְמַעֲשֵׂר רִאשׁוֹן שֶׁלֹּא נִטְּלָה תְרוּמָתוֹ, וְלֹא בְמַעֲשֵׂר שֵׁנִי וְהֶקְדֵּשׁ שֶׁלֹּא נִפְדוּ. חַלּוֹת תּוֹדָה וּרְקִיקֵי נָזִיר, עֲשָׂאָן לְעֲצְמוֹ, אֵין יוֹצְאִין בָּהֶן. עֲשָׂאָן לִמְכּוֹר בַּשּׁוּק, יוֹצְאִין בָּהֶן:

ВОТ ВИДЫ ЗЛАКОВ, из которых приготовлена маца, СЪЕВ КОТОРУЮ, ЧЕЛОВЕК ИСПОЛНЯЕТ В ПЕСАХ СВОЙ ДОЛГ: ПШЕНИЦА, ЯЧМЕНЬ, ПОЛБА, РОЖЬ И ОВЕС. ПРИЧЕМ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ, СЪЕВ мацу ДМАЙ, ИЛИ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА, ИЛИ ВЫКУПЛЕННЫЕ ВТОРОЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ, А КОГЕНЫ - ХАЛУ ИЛИ ТРУМУ. НО НЕ ТЕВЕЛЬ, И НЕ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО еще НЕ ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА, И НЕ НЕВЫКУПЛЕННЫЕ ВТОРОЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ. Если ХАЛЫ для жертвоприношения ТОДА И ЛЕПЕШКИ МАЦЫ для жертвоприношения НАЗИРА ПРИГОТОВИЛ ДЛЯ СЕБЯ - ПОЕВ ИХ, НЕ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ; если же ПРИГОТОВИЛ ИХ ДЛЯ ПРОДАЖИ НА РЫНКЕ – ПОЕВ их, исполняют свой долг.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЯТОЙ

В Торе сказано (Шмот 12:18): "В первом месяце, в четырнадцатый день [его], ВЕЧЕРОМ будете есть опресноки". Из этого следует, что в первую ночь праздника Песах каждый еврей обязан есть мацу. Эта мишна учит, какой именно должна быть маца, съев которую он надлежащим образом исполняет заповедь Торы.

ВОТ ВИДЫ ЗЛАКОВ, из которых приготовлена маца, СЪЕВ КОТОРУЮ, ЧЕЛОВЕК ИСПОЛНЯЕТ В ПЕСАХ СВОЙ ДОЛГ.

Заповедь о маце предписывает съесть по крайней мере казаит ее в первую ночь праздника Песах, причем для мацы пригодны только следующие пять видов злаков: ПШЕНИЦА, ЯЧМЕНЬ, ПОЛБА - вид пшеницы, РОЖЬ И ОВЕС. Тесто, приготовленное из муки этих злаков, отличается особенностью закисать. Если же его предохраняют от этого и выпекают из него хлеб, то он-то и есть та маца, поев которую в первую ночь Песаха, еврей исполняет свой долг.

Гемара указывает, на чем основывается это положение. В Торе написано (Дварим 16:3): "НЕ ЕШЬ ВМЕСТЕ С КАЖДЫМ ИЗ НИХ (то есть с каждым из пасхальных жертвоприношений) КВАСНОГО, СЕМЬ ДНЕЙ ЕШЬ ВМЕСТЕ С НИМИ ОПРЕСНОКИ". Следовательно, маца для исполнения этой заповеди непременно должна быть приготовлена из теста, которое может закваситься, чтобы, предохраняя его от закваски, можно было бы исполнить это предписание Торы. Напротив, тесто, приготовленное из муки таких злаков, как рис или просо, не закисает, а просто портится, и потому маца, испеченная из него, не годится для исполнения заповеди Песаха (см. тр. Мишны "Хала" 1:2).

ПРИЧЕМ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ, СЪЕВ мацу ДМАЙ - то есть приготовленную из зерна, купленного у простых невежественных земледельцев, которые всегда отделяли труму от своего урожая, но нередко весьма легкомысленно относились к обязанности отделять маасеры. Несмотря на то, что вообще-то мудрецы запретили есть плоды, купленные у таких земледельцев, прежде, чем от них не будут отделены положенные маасеры, в данном случае они свой запрет смягчили (так как всегда есть вероятность, что земледелец все же отделил маасеры). Поскольку дмай можно есть беднякам (см. тр.Мишны "Дмай" 3:1), ради исполнения заповеди мудрецы разрешили и мацу-дмай, так как, в принципе, любой человек может объявить все свое имущество бесхозным и стать бедняком.

ИЛИ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА, то есть тру мат-маасер. Такую мацу можно есть левиту в первую ночь Песаха даже тогда, когда большая трума от зерна не была отделена. Это возможно, если левит пришел на гумно раньше, чем зерно было обмолочено и возникла обязанность отделить от него большую труму, и уговорил хозяина отдать ему положенный первый маасер. В этом случае левит свободен от необходимости отделить трумат-маасер, так как в Торе написано (Бемидбар 18:26): "А левитам скажи следующее: беря от сынов Израиля десятину, которую дал Я вам от них во владение, будете возносить из него пожертвование Г-споду - десятину из десятины". Мудрецы уточняют: именно ДЕСЯТИНУ ИЗ ДЕСЯТИНЫ, то есть МААСЕР ОТ МААСЕРА, а не большую труму и не труму "маасера от маасера". Поэтому такая маца годится для исполнения заповеди.

ИЛИ ВЫКУПЛЕННЫЕ ВТОРОЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ. Второй маасер, отделенный от урожая, можно выкупить за деньги и доставить их в Иерусалим, а сами плоды теперь можно есть где угодно. Точно так же то, что посвящено Всевышнему, можно выкупить за деньги, которые в результате становятся святыней, а посвящение превращается в хулин. Однако тот, кто выкупает свой второй маасер или свое посвящение, обязан прибавить хомеш к их стоимости, и наша мишна сообщает, что задержка в выплате хомеша не является препятствием для исполнения заповеди о маце. А именно: тот, кто выкупил второй маасер от своего урожая или свое зерно, посвященное Всевышнему, лишь по их номинальной стоимости, не прибавив к ней хомеша, может есть в первую ночь Песаха мацу, приготовленную из этого зерна. Поскольку выплата хомеша не является задержкой, зерно считается выкупленным и разрешенным для употребления в пищу.

А КОГЕНЫ исполняют свой долг в первую ночь Песаха, съев ХАЛУ, которую другие евреи отделили от теста, замешанного для выпечки мацы, и отдали когенам, а те испекли из нее мацу для себя, ИЛИ ТРУМУ.

Гемара разъясняет, что этими словами мишна сообщает нам нечто вовсе не очевидное: несмотря на то, что маца из халы или из трумы не годится для всех (так как запрещена в пищу посторонним), когены имеют право есть ее для исполнения заповеди.

Итак, исполняют свой долг, поев в первую ночь Песаха любую мацу из тех злаков, что перечислены выше. НО НЕ ТЕВЕЛЬ - то есть мацу, приготовленную из зерна, от которого не отделили ни трумы, ни маасеров, и которое потому безусловно запрещено. Гемара прибавляет, что это относится также к тому, что объявлено тевелем мудрецами, но не является им с точки зрения буквы закона Торы - например, к пшенице, выросшей в горшке, дно которого не имеет отверстия.

И НЕ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО еще НЕ ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА. Гемара разъясняет, что речь не идет о том, что нельзя есть мацу из первого маасера, от которого не отделили трумат-маасер, это очевидно, так как он - самый настоящий тевель. Нет, мишна имеет в виду первый маасер из зерна, от которого не отделили БОЛЬШУЮ ТРУМУ. Такое возможно, если левит пришел на гумно уже после того, как зерно обмолотили и уложили, и на хозяина вследствие этого легла обязанность отделить большую труму. Однако если левит уже забрал свою долю до этого, он в таком случае обязан отделить от первого маасера не только трумат-маасер, но также и большую труму. И все время, пока он не отделил большую труму, зерно имеет статус тевеля и запрещено в пищу.

И НЕ НЕВЫКУПЛЕННЫЕ ВТОРОЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ. Как разъясняет Гемара, подразумеваются такие второй маасер и посвящение, которые выкуплены, но не так, как предписывает Галаха. Например, маасер выкупили на монету, на которой нет никакого изображения, или посвящение обменяли на участок земли, имеющий такую же стоимость. И в том, и другом случае выкуп считается недействительным, и потому такие второй маасер и посвящение запрещены в пищу.

Причина, почему во всех последних случаях, когда зерно запрещено в пищу, не исполняют своего долга в первую ночь Песаха, поев мацу, приготовленную из него, заключается в том, что во всех этих случаях заповедь исполняют, одновременно совершая преступление против Торы. В Талмуде Йерушалми сказано - Тора говорит: "Вот те заповеди" - это означает, если их исполнение соответствует Торе, они - заповеди, если нет - они не заповеди (Гаран).

Если ХАЛЫ для жертвоприношения ТОДА И ЛЕПЕШКИ МАЦЫ для жертвоприношения НАЗИРА. Тора говорит (Ваикра 7:12): "И принесет вместе с этой благодарственной жертвой пресные халы, пропитанные маслом, и лепешки-опресноки, маслом помазанные, и халы из заварного теста [приготовленного] из лучшей пшеничной муки, пропитанные маслом". То есть, совершая жертвоприношение тода, вместе с жертвенным животным приносили три вида мацы, по десять хлебов каждого вида: десять хал из пресного теста, десять плоских тонких лепешек и десять хал из пресного заварного теста (кроме десяти хал из кислого теста, хамеца). И также сказано о назире (Бемидбар 6:14-15): "И принесет он свою жертву Г-споду... и корзину опресноков из лучшей пшеничной муки - хал, пропитанных маслом, и лепешек-опресноков, помазанных маслом".

И мишна сообщает нам, что если еврей ПРИГОТОВИЛ эти виды мацы ДЛЯ СЕБЯ - то есть для того, чтобы самому совершить эти жертвоприношения, - то, ПОЕВ ИХ в первую пасхальную ночь, НЕ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ в отношении заповеди о маце.

Дело в том, что в Торе написано (Шмот 12:17): "И берегите опресноки", что означает: маца, которую берегут как мацу именно для празднования Песаха, пригодна для исполнения заповеди. Из этого исключается маца, входящая в состав жертвоприношений тода и назира, потому что ее берегут не как мацу для Песаха, а как составную часть жертвоприношения.

Если же еврей ПРИГОТОВИЛ ИХ ДЛЯ ПРОДАЖИ НА РЫНКЕ - для продажи тому, кому они нужны для совершения соответствующих жертвоприношений, - то, ПОЕВ ИХ в надлежащее время, ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ. Потому что продавец с самого начала бережет их также в качестве мацы на Песах. Он думает: "если не будет покупателей, которым нужна маца для жертвоприношений, я оставлю ее себе на Песах, чтобы исполнить заповедь о маце".

Как следует из нашего объяснения этой мишны, танай, излагающий ее, не имеет в виду именно ХАЛЫ для жертвоприношения ТОДА, а ЛЕПЕШКИ МАЦЫ - только для жертвоприношения НАЗИРА. Он приводит их исключительно в качестве примеров, подразумевая все виды мацы, входящие в эти жертвоприношения. По той же причине - ради краткости изложения - он вообще не называет еще один вид мацы, входящей в состав жертвоприношения тода, - халы из заварного теста. Он считает само собой разумеющимся, что все сказанное распространяется и на них.

МИШНА ШЕСТАЯ

(ו) וְאֵלּוּ יְרָקוֹת שֶׁאָדָם יוֹצֵא בָהֶן יְדֵי חוֹבָתוֹ בַפֶּסַח, בַּחֲזֶרֶת וּבָעֻלְשִׁין וּבַתַּמְכָא וּבַחַרְחֲבִינָא וּבַמָּרוֹר. יוֹצְאִין בָּהֶן בֵּין לַחִין בֵּין יְבֵשִׁין, אֲבָל לֹא כְבוּשִׁין וְלֹא שְׁלוּקִין וְלֹא מְבֻשָּׁלִין. וּמְצְטָרְפִין לְכַזַּיִת. וְיוֹצְאִין בַּקֶּלַח שֶׁלָּהֶן, וּבַדְּמַאי, וּבְמַעֲשֵׂר רִאשׁוֹן שֶׁנִּטְּלָה תְרוּמָתוֹ, וּבְמַעֲשֵׂר שֵׁנִי וְהֶקְדֵּש שֶׁנִּפְדּוּ:

А ВОТ ВИДЫ ОВОЩЕЙ, ПОЕВ КОТОРЫЕ, ЧЕЛОВЕК ИСПОЛНЯЕТ В ПЕСАХ СВОЙ ДОЛГ: ХАЗЕРЕТ, И УЛЬШИН, И ТИМХА, И ХАРХАВИНА, И МАРОР. ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ, ПОЕВ ИХ КАК СВЕЖИМИ, ТАК И СУХИМИ, ОДНАКО НЕ МАРИНОВАННЫМИ, И НЕ РАЗВАРЕННЫМИ, И НЕ просто ВАРЕНЫМИ. И все ОНИ СОЕДИНЯЮТСЯ В КАЗАИТ. ПРИЧЕМ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ, СЪЕВ И ИХ СТЕБЕЛЬ, И если они ДМАЙ, ИЛИ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА, ИЛИ ВЫКУПЛЕННЫЕ ПЕРВЫЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ШЕСТОЙ

Сказано в Торе (Шмот 12:8): "И пусть едят мясо в эту же ночь - жареное на огне, и опресноки с горькой зеленью пусть едят". Отсюда следует, что заповедь предписывает вместе с мясом жертвы песах есть мацу и горькие овощи. Впрочем, заповедь есть мацу в первую ночь Песаха не зависит от исполнения заповеди о принесении жертвы песах, о ней в Торе сказано отдельно и потому она - совершенно самостоятельная заповедь. В отличие от этого заповедь есть тогда же горькие овощи не является самостоятельной, а зависит от заповеди о жертвоприношении песах. Однако по решению мудрецов, даже тогда, когда нет Храма и жертву песах принести невозможно, мы все же обязаны в первую ночь Песаха есть горькие овощи.

В этой мишне говорится о том, какие именно горькие овощи надо есть, чтобы исполнить свой долг в первую ночь праздника Песах.

А ВОТ ВИДЫ ОВОЩЕЙ, ПОЕВ КОТОРЫЕ, ЧЕЛОВЕК ИСПОЛНЯЕТ В ПЕСАХ СВОЙ ДОЛГ есть горькую зелень: ХАЗЕРЕТ - то есть салат, И УЛЬШИН - то есть цикорий, И ТИМХА - согласно Рамбаму, это садовый цикорий, однако другие комментаторы считают, что это хрен ("Тосфот Йомтов"), И ХАРХАВИНА, дикий майоран, или орегано - растение, молодые листья и корни которого употребляются в пищу, И МАРОР - вид кориандра, отличающийся чрезвычайно горьким вкусом (Рамбам).

ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ, ПОЕВ ИХ - любое из вышеперечисленных растений - КАК СВЕЖИМИ, ТАК И СУХИМИ.

Как разъясняет Гемара, только стебли этих растений годятся для исполнения заповеди есть горькую зелень в первую ночь Песаха, если они сухие (как будет сказано в этой мишне ниже). Листья же их пригодны для этого только тогда, когда они еще свежие.

ОДНАКО НЕ МАРИНОВАННЫМИ в уксусе, И НЕ РАЗВАРЕННЫМИ больше обычного, И НЕ просто ВАРЕНЫМИ - так, как обычно варят овощи.

И все ОНИ СОЕДИНЯЮТСЯ В КАЗАИТ - то есть, можно можно взять понемногу от разных растений, перечисленных выше, чтобы в сумме получился казаит. Поскольку все они горькие, съев этот сборный казаит, исполняют тем самым свой долг в первую ночь Песаха. (То же самое относится в пяти видам злаков, перечисленных в предыдущей мишне: все они соединяются, чтобы образовать казаит мацы, пригодной для исполнения заповеди).

ПРИЧЕМ ИСПОЛНЯЮТ СВОЙ ДОЛГ есть горькую зелень в первую ночь Песаха, СЪЕВ И ИХ СТЕБЕЛЬ - даже сухой (как было упомянуто выше), И если они ДМАЙ - то есть куплены у простого, невежественного земледельца, ИЛИ ПЕРВЫЙ МААСЕР, ОТ КОТОРОГО ОТДЕЛЕНА ЕГО ТРУМА - то есть трумат-маасер, ИЛИ ВЫКУПЛЕННЫЕ

ПЕРВЫЙ МААСЕР И ПОСВЯЩЕНИЕ - как было разъяснено выше по поводу мацы.

Однако, если эти овощи запретны как тевель или другие виды запрещенной пищи, перечисленные в предыдущей мишне, они не годятся для исполнения заповеди. Несмотря на то, что от овощей маасер отделяют не по букве закона Торы, а по указанию мудрецов, тот, кто ест любые из них, все равно исполняет заповедь, одновременно нарушая другую (Раши).

МИШНА СЕДЬМАЯ

(ז) אֵין שׁוֹרִין אֶת הַמֻּרְסָן לַתַּרְנְגוֹלִים, אֲבָל חוֹלְטִין. הָאִשָּׁה לֹא תִשְׁרֶה אֶת הַמֻּרְסָן שֶׁתּוֹלִיךְ בְּיָדָה לַמֶּרְחָץ, אֲבָל שָׁפָה הִיא בִּבְשָׂרָהּ יָבֵשׁ. לֹא יִלְעוֹס אָדָם חִטִּין וְיַנִּיחַ עַל מַכָּתוֹ בַפֶּסַח, מִפְּנֵי שֶׁהֵן מַחְמִיצוֹת:

НЕ ЗАМАЧИВАЮТ ОТРУБИ ДЛЯ КУР, НО ОШПАРИВАЮТ. ЖЕНЩИНА НЕ ДОЛЖНА ЗАМАЧИВАТЬ ОТРУБИ, ЧТОБЫ ВЗЯТЬ С СОБОЮ В БАНЮ, НО МОЖЕТ ОБТЕРЕТЬ СВОЕ ТЕЛО СУХИМИ. В ПЕСАХ НЕЛЬЗЯ РАЗЖЕВАТЬ ПШЕНИЧНЫЕ ЗЕРНА И ПОЛОЖИТЬ НА УШИБ, ТАК КАК ОНИ СКИСАЮТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ СЕДЬМОЙ

Страницы:
< предыдущая | следующая >
1 2 3 4 5 6 7

Отчет об отправке
Наши страницы в соцсетях:
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter
Недельная глава Ваэра
«Ваэра» («И я явил себя») Рассылка, Проверено равом Бен-Ционом Зильбером Избранные комментарии к недельной главе Ваэра Статьи, Рав Шимшон Рефаэль Гирш

Просим молиться за:
Йехезкель бен Адина
Вебинары:
Через … часов … минут:
Рав Ашер Кушнир, ««Ховот а-Левовот» — «Заповеди сердца»»
Учим Талмуд. Трактат Кидушин Учим Талмуд. Трактат Макот
Оцарот — Лакомства к субботнему столу (на иврите)Оцарот — Лакомства к субботнему столу (на иврите)
Магазин еврейской книги
Просьба молиться
Еврейский календарь
Радио Толдот — в эфире!
Кадиш и ЙорЦайт
Еврейские знакомства
Вопрос раввину
Семейная консультация
Приложения для iOS Толдот.ру Сидур ТаНаХ
Приложения для Android Толдот.ру Сидур

телефон: (972)-25-400-005
факс: (972)-25-400-946
имейл: info@toldot.ru
Toldos Yeshurun
PO Box 23156
Jerusalem 9123101
Israel
© 5762—5775 «Толдот Йешурун»
Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru после каждого процитированного материала
Статкаунтер:

просмотров
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter | Google+